Северная Америка

Все чудеса природы. Северная Америка

Долина Десяти Тысяч Дымов, водопад Ниагара, Йеллоустон, Башня Дьявола, Долина Монументов.
Долина Десяти Тысяч Дымов. США. Долина Десяти Тысяч Дымов. США. 20.02.2017 / 10:17 | Варвара Покровская

Долина Десяти Тысяч Дымов

 

В заливе Аляска, отделенный от одноименного полуострова широким проливом Шелихова, лежит большой, лесистый и гористый остров Кадьяк. На северной его оконечности расположился единственный на острове населенный пункт — поселок Кадьяк, основанный еще российскими поселенцами в пору освоения Русской Америки. К тому времени, о котором пойдет речь, то есть к началу XX века, русских на острове уже не было, но образ жизни островитян оставался прежним. Жители Кадьяка — белые американцы и эскимосы — занимались охотой на тюленей и морских выдр, ловили сетями лосося и продавали шкуры, рыбу и икру торговцам, изредка приплывавшим сюда на пароходах из Штатов.

6 июня 1912 года, когда рыбаки и зверобои, как обычно в это время года, поглядывали на море, ожидая первого в сезоне судна, они неожиданно заметили на северо-западе огромную черную тучу и услышали необычайно громкие раскаты грома. Вскоре туча закрыла небо над островом, засверкали молнии, но с неба вместо дождя… посыпался пепел!

Пепельный дождь шел над островом двадцать пять часов подряд. Тьма окутала Кадьяк, и целых трое суток здесь было темно, как ночью. Молния угодила в антенну радиостанции, и островной поселок лишился связи с материком. Никто не понимал, что происходит.

Лишь на четвертый день солнце с трудом пробилось сквозь тучи и бледный рассвет озарил окрестности. Но узнать их было невозможно: исчезли луга, зеленевшие на побережье, однообразное серое покрывало расстилалось по всему острову, насколько видел глаз. Слой пепла на острове достигал полуметра в толщину.

Позже выяснилось, что в ста пятидесяти километрах от Кадьяка, на полуострове Аляска, произошло грандиозное взрывное извержение вулкана Катмай. О силе извержения пришлось судить по косвенным данным, так как индейцы, находившиеся поблизости от Катмая, при первых признаках пробуждения огнедышащей горы поспешно пустились в бегство, а постоянных поселений в районе вулкана не существовало в радиусе нескольких сот километров.

Однако то, что столб пепла поднялся на двадцать километров, а звук взрыва был слышен за тысяча двести километров, в столице Аляски, городе Дкуно, говорило о гигантских масштабах природной катастрофы. Колебания почвы при взрывах (а за первым последовало еще два, почти таких же сильных) ощущались за двести километров от Катмая. Пепел покрыл не только Кадьяк, но выпал даже в городе Ванкувере, почти в двух тысячах километров от места извержения. В четырех километрах от вулкана его слой достигал двадцати метров, а на берегах пролива Шелихова — трех метров.

Целый год потом мелкие частицы пепла носились в атмосфере. Лето по всей планете выдалось значительно более холодным, чем обычно, из-за того, что пепельная дымка задерживала почти четверть падавших на Землю солнечных лучей. Кроме того, повсюду в 1912 году отмечались удивительно красивые алые зори.

Прошло четыре года, прежде чем на Аляску сумела добраться первая научная экспедиция. Трое американских ученых во главе со знаменитым вулканологом Григгсом поднялись на каменистый таежный перевал Аляскинского хребта, и с его двухкилометровой высоты увидели уходящую на север широкую плоскую долину, по всей длине которой с ревом выбивались из-под земли белые фонтаны дыма. Григгс назвал эту необычную местность Долиной Десяти Тысяч Дымов.

На старой карте, созданной за полвека до того русскими топографами, на этом месте была показана лесистая узкая и глубокая долина реки Укак. По ней проходила тропа, значит, здесь бывали люди, но никто не замечал здесь никаких газовых струй. Теперь же на месте долины находилась гладкая безжизненная равнина длиной в двадцать и шириной в пять километров, усеянная множеством белых фонтанов. При ближайшем рассмотрении оказалось, что это не дым, а пар, но это обстоятельство никак не проясняло загадку. Что произошло в долине? Как возникли десять тысяч "дымов"?

Разгадку следовало искать у вулкана, и Григгс направился к Катмаю. Но что это? Вместо высокой остроконечной вершины, достигавшей почти двух с половиной километров, перед ним лежал усеченный, словно обрубленный, широкий конус, едва превышавший в высоту два километра. Взобравшись на его гребень, ученые увидели под ногами огромную эллиптическую впадину-кальдеру, окружностью в двенадцать километров. Отвесные стены ее уходили далеко вниз, где на глубине в девятьсот метров находилось глубокое озеро диаметром в полтора километра. Вода в нем была мутно-белого цвета с зеленоватым оттенком, а посредине располагался небольшой островок, имевший форму полумесяца.

Дальнейшее изучение вулкана показало, что его извержение в 1912 году было самым сильным в истории человечества. (Лишь взрыв вулкана Санторин в Эгейском море в XV веке до нашей эры был, возможно, еще более мощным. Но это предположение — из области гипотез, так как документальных свидетельств той далекой катастрофы не сохранилось, и наука вынуждена судить о ней лишь по косвенным данным.)

Вулканическим взрывом было поднято в воздух, обращено в пепел и развеяно в атмосфере тридцать миллиардов тонн горных пород! Масштабы извержения можно попробовать представить себе, мысленно перенеся вулкан Катмай, например, на Манежную площадь в Москве. Тогда вся территория столицы до самой кольцевой автомагистрали была бы погребена под многометровой толщей пепла. В Калуге его слой достиг бы тридцати сантиметров, а в Смоленске и Нижнем Новгороде выпало бы пятнадцать сантиметров пепла. Звук взрыва был бы слышен в Крыму, на Урале и в Архангельске, а тончайшая вулканическая пыль долетела бы до Ирана, Англии и Италии.

Но сила извержения не объясняла появления загадочной долины. Она располагалась в стороне от Катмая, и происхождение многочисленных струй пара казалось необъяснимым. Лишь последующие экспедиции Григгса в этот вулканический район помогли раскрыть тайну Долины Десяти Тысяч Дымов.

Оказалось, что незадолго до взрыва из бокового кратера Катмая, а может быть, из трещин на его склонах, началось извержение, но не лавы, а мелкого вулканического песка. Туча раскаленных песчинок, каждая из которых была окутана горячим сжатым газом, вела себя как жидкость и свободно текла по склону вулкана в долину. По краям будущей Долины Тысячи Дымов слой песка достигал тридцати метров, а в середине превышал двести. Деревья на склонах были свалены и обуглены палящей песчаной рекой. Когда поток вулканической пыли остановился и газы улетучились, горячие песчинки спаялись между собой, образовав твердую каменную броню из вулканического туфа. Но местами в нем образовались трещины, и воды реки Укак и многочисленных родников на ее берегах, испарявшиеся под горячей «броней», вырывались наверх в виде белых струй пара.

Четыре года подряд Григгс и его коллеги изучали удивительную долину. Работать им приходилось в нелегких условиях. Вот что пишет об этом сам вулканолог:

"Ночью трудно было спать в палатке: земля была горячей как печка. Пока один бок пропекался, другой стыл от холодного ветра, дувшего с соседних ледников. Люди вынуждены были поминутно переворачиваться. Зато необычайно удобно было готовить пищу. Не нужно было думать о кострах, поблизости находились всегда горячие печи… Сковороду надевали на длинный шест и вводили в струю пара, причем шест не только не надо было поддерживать, но, наоборот, приходилось прижимать книзу, и все-таки сковорода висела в воздухе — так сильно было давление выходившего совершенно прозрачного и невидимого перегретого пара. Этим паром можно было зажечь палку.

Воронки многих фумарол были украшены красивыми яркими узорами из отложившихся на них красных, зеленых, фиолетовых солей и окислов металлов".

К сожалению, прошедшие десятилетия наложили отпечаток на облик уникальной долины. С годами покров туфов стал постепенно остывать, и уже экспедиция французского вулканолога Тазиева, побывавшая в Долине Десяти Тысяч Дымов спустя полвека, обнаружила в ней лишь пять тысяч фонтанов пара, да и у тех высота и температура струй стали значительно меньше. Не пройдет и сорока лет, с грустью констатировал маститый вулканолог, как нижние слои туфов остынут окончательно, и тогда этот замечательный памятник природы потеряет свое самое эффектное украшение.

Сейчас Интернет позволяет нам переноситься через океаны и континенты, не вставая из-за стола. И автор воспользовался этой возможностью, желая узнать, в каком состоянии находится долина в наши дни, и в душе надеясь, что печальный прогноз французского ученого не оправдается. Увы, Тазиев оказался прав. В Долине Десяти Тысяч Дымов больше нет ни одного дымка!

Но, не взирая на это, вулканические диковинки Аляски не стали для путешественников менее притягательными И сотни туристов ежегодно приплывают и прилетают в самый северный штат США, чтобы увидеть фантастическую долину, словно перенесенную к нам с другой планеты, и гигантскую воронку на горе Катмай — все, что осталось от некогда грозного вулкана после самого страшного в истории извержения.

 

Водопад Ниагара

 

Водопад Ниагара. США-Канада.

Великие озера Северной Америки — Верхнее, Мичиган, Гурон, Эри и Онтарио — самое большое озерное «созвездие» нашей планеты. Воды первых четырех из них уносит в пятое — Онтарио — мощная и быстрая река Ниагара. Ее длина невелика (всего пятьдесят шесть километров), но на этой короткой дистанции между озерами Эри и Онтарио река спускается почти на сто метров! Причем половину этой высоты она теряет одним буйным прыжком, который и зовется водопадом Ниагара.

Слава этого водного скачка настолько велика, что он стал для многих как бы синонимом слова «водопад». Больше трехсот лет люди идут, плывут, едут и летят сюда, чтобы увидеть это красивейшее место. Шестнадцать миллионов человек ежегодно бывает у Ниагары, и нет на Земле путешественника, который бы не слышал об этой уникальной природной жемчужине и не мечтал увидеть ее своими глазами.

Могучий многоводный поток шириной в тысячу двести метров разрезан у водопада Козьим островом на две части. Справа, со стороны, где пограничная река омывает территорию США, низвергается Американский водопад, демонстрирующий, можно сказать, классический тип большого водопада и чаще всего фигурирующий на фотографиях. А ближе к левому, канадскому берегу Ниагары, изогнулась плавная девятисотметровая дуга Канадского водопада, или Подковы, как его чаще называют. К сожалению, густое облако водяных брызг, поднимающееся вверх от подножья Подковы, мешает этой части Ниагары предстать перед зрителем во всей своей красе.

Кроме этих двух общеизвестных слагаемых прославленного водопада существует еще и третья его часть, менее известная, но до недавнего времени доставлявшая туристам такие острые ощущения, каких им не могли подарить Канадский и Американский водопады. Рядом с Козьим островом, ближе к США, расположен крохотный островок Лунный. Струя шириной в двадцать метров, ниспадающая между ними, именуется Центральным, или Лунным, водопадом. Еще несколько лет назад путешественник мог, спустившись по винтовой лестнице вниз, пройти, надев непромокаемый комбинезон, по уступу между известковым обрывом и падающей стеной воды Лунного водопада Прогулка в тучах брызг под грохот разбивающихся водяных струй была, как говорят, самым захватывающим ощущением для посетителей Ниагары. Желающих побывать в этой "Пещере ветров", как ее называли, всегда было предостаточно, однако власти запретили эти рискованные экскурсии, опасаясь, что непрочный край уступа обломится в самый неподходящий момент.

Подобные случаи уже бывали на американской стороне Ниагары. В январе 1931 года обрушилась глыба весом в семьдесят пять тысяч тонн. А в июле 1954 года вниз сорвалась почти двухсоттысячетонная громадина. В конце концов пришлось даже на время перекрыть реку выше водопада так, чтобы вся вода текла через Подкову, и капитально «отремонтировать» бетоном известняковый уступ, с которого срывается Американский водопад.

У каждой из сторон знаменитого водопада есть свои достоинства. Подкова потрясает мощью падающей водной массы (через нее протекает девять десятых всей ниагарской воды) и грохотом разбивающихся водопадных струй. Недаром у Канадского водопада есть еще одно название — "Громовержец".

Воды огромной реки плавно катятся к скальному уступу и с величавым спокойствием падают в бездну с высоты в пятьдесят метров. В половодье толщина водного потока на гребне водопада достигает пяти метров. Верх водяной стены кажется неподвижным. Ее гладкая поверхность напоминает темно-зеленое стекло. А внизу вода кипит и беснуется, образуя гигантские водовороты. Над этим диким апофеозом клокочущих и грозно ревущих струй поднимается на сотню метров вверх белый столб водяной пыли, закрывающий всю середину Подковы.

Внизу водопад выточил в каменном ложе реки желоб глубиной в пятьдесят метров. Понятно, что одной воде выдолбить такой "исполинов котел", как называют подобные углубления геологи, было бы не под силу. Но под прочным пластом известняков, с которого падает водопад, залегают глины и песчаники, с которыми вода справляется играючи. С течением времени под известняком образуются пустоты, и тогда края пласта обламываются. Упавшие глыбы, вращаемые бешеными падающими струями, действуют на породы дна реки как буровой инструмент, год за годом вгрызаясь в песчаник, подстилающий Ниагару.

Американский водопад короче, но зато лучше смотрится со стороны, особенно в солнечную погоду. Неровная, чуть волнистая и как будто взлохмаченная стена вспененной воды очень эффектно разбивается о громоздящиеся внизу огромные куски упавших каменных глыб. А ночью сотни разноцветных прожекторов, подсвечивающих непрерывно движущуюся стену воды, создают поистине сказочную иллюминацию, усиливающую и без того потрясающее впечатление от этой части Ниагары.

Американский водопад выше Канадского почти на десять метров, однако слой воды на его гребне — всего полметра, из-за чего его и удается так красиво подсвечивать.

Грохот Ниагары слышен за двадцать пять километров, поэтому стоящий рядом с водопадом человек ничего не слышит. Не зря индейцыирокезы, жившие поблизости, дали этому чуду природы такое название (по-ирокезски «ниагара» — "грохочущая вода").

Как и всякий водопад, Ниагара меняет свой облик в зависимости от времени года, суток и даже от изменения характера облачности. Весной и летом белопенная голубоватая водяная стена оттеняется сочной зеленью берегов, осенью — пламенеющей листвой канадских кленов, зимой — белым спокойствием снежного покрова набережных и кровель окрестных зданий.

Кстати, зимой замерзают только края реки Со скал, выступающих на гребне оскудевающего в это время водопада, постепенно нарастают огромные, как исполинские сталактиты, сосульки, искрящиеся на фоне беснующейся воды. Еще более впечатляющая картина развертывается перед путешественником, приехавшим на Ниагару весной, во время половодья. Громадные льдины, словно айсберги, подплывают к краю обрыва и падают вниз, с грохотом и гулом разбиваясь вдребезги и исчезая в пучине.

В 1848 году льды озера Эри плотной массой забили исток Ниагары, и вода в водопаде иссякла. Местные жители, не понимая причин странного поведения реки, в панике ожидали чего угодно, вплоть до конца света. Целые сутки никто из них не сомкнул глаз. Наконец, через тридцать часов вода прорвала ледяную перемычку и всей накопившейся массой ринулась вниз. Низвержение воды вперемешку с глыбами льда, по рассказам, напоминало извержение вулкана с землетрясением впридачу.

За водопадом река сужается почти в десять раз — до ста тридцати метров — и несется вперед со страшной скоростью. Мрачный скалистый каньон длиной в одиннадцать километров позволяет Ниагаре продемонстрировать всю свою неукротимую мощь, прежде чем она выйдет на равнину и спокойно впадет в озеро Онтарио. На обоих берегах в толще скал вырыты шахты, в которых устроены лифты. Одетые в прорезиненные плащи туристы спускаются к самому подножью Ниагары и, находясь в каких-нибудь полутора метрах от грандиозной рушащейся вниз водяной стены, ощущают благоговейный ужас перед необузданной мощью природных сил.

Гиды рассказывают путешественникам ирокезскую легенду о Деве Тумана, ритуальной жертве Ниагары. Как гласит легенда, индейцы ежегодно выбирали самую красивую девушку и приносили ее в жертву богу Маниту, жившему в пучине под водопадом. Для этого красавицу, нарядно одетую, сажали в пирогу без весел и отталкивали от берега выше Ниагары. И Дева Тумана, как называли принесенную в жертву, улыбалась и пела, плывя к водопаду, — ведь ей выпало великое счастье встретиться со всемогущим божеством! Но однажды выбор пал на красавицу-дочь великого вождя ирокезов. Не в силах вынести разлуки с любимой дочерью, он бросился в пучину с края скалы и погиб в ниагарских водоворотах. С тех пор ирокезы, лишившиеся самого мудрого и храброго вождя, навсегда покончили с жутким обрядом, чтобы впредь не случалось подобных трагедий.

Кое-кто считает, что у ирокезов не было такого предания и оно попросту выдумано хитроумными гидами для развлечения туристов. Но мне кажется, что даже если это и так, поэтичная легенда имеет право на существование. Настолько грозен облик разъяренной водной стихии, так безгранична и сурова ее бешеная сила, что воображение путешественника прямо-таки требует роковых и жутких историй, связанных с прошлым водопада.

Между тем реальная история Ниагары тоже полна скрытых драм и трагедий, только геологических. Всю свою жизнь, десять тысяч лет, она медленно пятится вверх по течению, размывая и подтачивая край уступа, с которого обрушивается вниз. За это время водопад прошел одиннадцать километров, образовав тот самый каньон, в котором теперь беснуется река после своего головокружительного прыжка. Скорость отступления в наше время составляет больше метра в год. Это касается в первую очередь Подковы, у которой особенно быстро разрушается ее средняя часть.

Американский водопад, как уже говорилось, отступает скачками, происходящими из-за катастрофических обвалов гребня. Особенно большой обвал случился здесь в 1886 году, когда местность вокруг Ниагары дрожала, как при землетрясении. Катастрофы 1931 и 1954 годов, о которых мы рассказали выше, тоже нанесли серьезный ущерб американской части водопадного уступа.

Если отступление Ниагары будет продолжаться такими же темпами, то через тридцать тысяч лет она достигнет озера Эри и спустит его воды в Онтарио. Сейчас, правда, часть вод Ниагары в ночное время отводится через боковые каналы на турбины электростанций, и мощь речного потока тогда становится меньше, но все же не за горами то время, когда пятящаяся назад стена обрыва окажется выше Козьего острова, два водопада сольются в один, который будет продолжать отступать к озеру Эри и, скорее всего, станет далеко не таким красивым и высоким. Вероятно, в не столь уж далеком будущем человеку придется спасать замечательное творение природы от ожидающей его печальной судьбы.

Немало трагедий, причем самых настоящих, а не гипотетических, произошло за последние полтора века и с людьми, мечтавшими прославиться благодаря Ниагаре. Первым решил поиграть на нервах многочисленных туристов, приезжавших к водопаду, знаменитый в прошлом веке циркач-канатоходец Жан Блонден. В 1859 году он объявил, что пройдет четыреста метров по канату, натянутому над каньоном в километре ниже Канадского водопада. Посмотреть на это зрелище собралось не меньше ста тысяч человек. По реке ниже водопада плавал небольшой туристский пароходик (называвшийся, разумеется, "Дева Тумана"), переполненный желающими увидеть предстоящий триумф (или трагедию) Блондена с нижней точки.

Когда Блонден ступил на провисший до высоты пятьдесят метров над ущельем канат, половина зрителей была уверена, что он сорвется. Циркач прошел треть пути и присел на канат отдохнуть — так дрожали его ноги. Потом прошел еще треть длины каната и снова решил посидеть. Он помахал пассажирам стоявшей внизу "Девы Тумана", жестами показал, чтобы она подошла и встала прямо под ним, а затем спустил вниз веревку, к которой на корабле привязали бутылку виски. Подняв ее, канатоходец выпил содержимое сосуда и продолжил путь. Весь переход через ущелье занял у Блондена пятнадцать минут.

Слава Блондена чуть ли не затмила славу самого водопада. Два года он продолжал изумлять публику все новыми трюками над Ниагарой. Француз ходил по канату с надетым на голову мешком, толкал перед собой тачку, кувыркался над ущельем задом наперед, танцевал, ходил на ходулях, подпрыгивал. Но ни одного трюка Блонден не повторял дважды. Он становился на голову, проходил над ущельем с руками и ногами, закованными в цепи, стоял на канате, держа в руке шляпу, а человек с берега стрелял в нее из ружья, ходил над Ниагарой ночью, освещая себе путь фонарем…

В довершение всего Блонден сумел пройти по канату, неся на плечах своего менеджера. Говорят, что когда он проделывал это, у водопада собралось двести пятьдесят тысяч человек! Отчаянный циркач вошел в историю как покоритель Ниагарского водопада. В этом качестве он и гастролировал затем по всему свету, побывав, в частности, и в России.

Слава отважного француза вызвала волну желающих повторить его подвиги, однако его последователям везло куда меньше. Итальянец Баллини оступился на середине пути и с пятидесяти метров полетел в воду. Чудом он остался жив. Но следующий канатоходец, Стив Пир, первым из циркачей вошел в список жертв Ниагары.

Однако наиболее рискованные предприятия в истории Ниагары были связаны с многочисленными попытками спуститься с водопада в каком-либо необычном судне. Легенда о "Деве Тумана" явно не давала покоя искателям и искательницам приключений. Первой в списке ниагарских авантюристов была, как ни странно, женщина — сорокатрехлетняя учительница Анна Тейлор. В качестве судна новоявленная "Дева Тумана" выбрала бочку из-под виски. Для начала учительница пустила в отчаянный рейс свою кошку. Бочка осталась цела, но кошка погибла. Это не остановило Анну Тейлор, и 4 октября 1901 года она влезла в свою бочку, обложенную внутри подушками. Ко дну ее "плавательного средства" была прикреплена наковальня, чтобы бочка сохраняла вертикальное положение. Позже Анна рассказывала, что помнит, как плыла к водопаду, как падала, но в момент, когда бочка вошла в воду под водопадом, она потеряла сознание. Через семнадцать минут после падения бочку прибило к канадскому берегу. Под приветственные крики Тейлор выбралась из бочки: она была абсолютно мокрой, из сломанной челюсти текла кровь. Полчаса она пребывала в шоке, а потом переоделась и с триумфом предстала перед публикой.

В 1911 году другой искатель приключений, англичанин Бобби Лич, прыгнул с Ниагары в стальном барабане с герметичным люком. Ему повезло меньше: он сломал челюсть и обе коленные чашечки и полгода провел в больнице. Последующие пятнадцать лет Лич разъезжал по свету с рассказами о своем подвиге и погиб от случайного ушиба в Новой Зеландии, поскользнувшись на апельсинной корке.

Через семнадцать лет канадец Жан Люссье соорудил металлическую конструкцию, покрытую снаружи автомобильными шинами, и отправился на ней по маршруту индейских красавиц. Его вытащили на берег абсолютно невредимым. На аналогичном агрегате пытался прыгнуть с водопада в 1951 году профессиональный ниагарский спасатель Хилл. Но шины на его «плавсредстве» были разорваны еще на порогах до водопада. Искалеченное тело смельчака удалось найти лишь через сутки.

С тех пор полиция тщательно следит за рекой выше водопада и пресекает новые авантюрные попытки. Но никакие запреты и никакие трагические финалы не могут охладить горячие головы. В 1984 году канадец Карел Сучек стал пятым человеком, который остался жив после прыжка в Ниагару в бочке. А в 1989 году его примеру последовал некто Дебернарди, сумевший спуститься с Канадского водопада.

Но самый невероятный случай произошел, как нередко бывает, вопреки всякому желанию тех, кто стал его участником. То, что случилось 9 июля 1960 года, по сей день называют "ниагарским чудом". Местный житель Джеймс Ханикатт решил в тот день покатать по реке детей приехавшего к нему друга: семилетнего Роджера Вудварда и его семнадцатилетнюю сестру Динн. Дело происходило в восьми километрах выше Ниагары. На порогах лодка ударилась о камень, и мотор вышел из строя. На веслах выгрести не удалось, и лодку понесло вниз, к водопаду. Ханикатта и Роджера волной выбросило из лодки. Динн удалось продержаться в ней, пока лодка не перевернулась. Девушка попыталась выплыть к Козьему острову. Сотни людей собрались у ограждения посмотреть, что будет дальше, но лишь один — негр-полицейский Джон Хейес решился перелезть через ограду и, зацепившись за нее ногами, протянул Динн руку. Ей удалось схватить его за палец, когда она была уже в пяти метрах от водопада. Хейес держал ее, но вытащить не мог. Он звал на помощь, но публика предпочитала наблюдать, ожидая развязки. Наконец еще один смельчак — Джон Кваттроки — перелез к Хейесу, схватил Динн за другую руку и вытащил ее. "Мой брат, мой брат", — плача, шептала она.
Роджер, как ни удивительно, тоже остался жив. Капитан парохода, катавшего туристов под водопадом, случайно заметил вдали что-то оранжевое на воде, когда уже собирался поворачивать судно назад к пристани. Яркое пятно оказалось спасательным жилетом, надетым на мальчика. Его подняли на борт парохода и доставили на берег. Ханикатт же разбился о скалы у подножья водопада.

Поразительно, как фортуна, не слишком милостивая к искателям дешевой славы, оказалась неожиданно благосклонной к попавшим в беду подросткам.

Конечно, богатая драмами и трагедиями история Ниагары еще более подогревает интерес к ней туристов. Но все же главное, что влечет сюда путешественников — это сам потрясающий по живописности тройной водопад высотой с двадцатиэтажный дом у входа в каньон на могучей быстрой реке. Ниагара — не самый высокий и не самый широкий водопад в мире. И по количеству протекающей воды она тоже всего лишь пятая на планете. Но те, кто побывали на ней, даже если им приходилось уже видеть другие великие водопады Земли, в один голос признают, что более прекрасного зрелища не встретишь, пожалуй, ни на одной реке северного полушария.

 

Йеллоустон

 

Йеллоустон. США.

Самый восточный и самый длинный хребет североамериканских Кордильер — Скалистые горы — протянулся от тридцатого до шестидесятого градуса северной широты более чем на 4000 километров. Его заснеженные пики вздымаются более чем на четыре километра, образуя могучую каменную стену, пересекающую территорию США от северной до южной границы.

Скалистые горы являются главным водоразделом Северной Америки: с их западных склонов реки несут воды в Тихий океан, а потоки, текущие на восток, являются притоками многоводной Миссисипи, впадающей в Мексиканский залив Атлантики.

В центральной части этого водораздела, в самом сердце Скалистых гор, на стыке штатов Монтана, Вайоминг и Айдахо находится "жемчужина Америки" — Йеллоустонский национальный парк.

Удивительная природа этого уникального уголка Кордильер — его гейзеры и водопады, окаменелый лес и застывшие белыми каскадами отложения горячих ключей, непуганые стада бизонов и грозные серые великаны — медведи-гризли привлекают сюда туристов со всего света. До пяти миллионов туристов посещают каждый год этот старейший заповедник планеты, основанный почти 130 лет назад.

Первые известия о нем принесли члены знаменитой экспедиции Льюиса и Кларка, проложившей в 1804–1806 годах путь от Миссисипи до тихоокеанского побережья через ни разу еще не покорявшиеся белому человеку горные кручи и перевалы Кордильер. В 1807 году гейзеры Йеллоустона увидел и описал охотник Джон Кольдер. Рассказ показался современникам настолько фантастическим, что все дружно сочли его очередной охотничьей байкой. И добрых полвека потом сообщения побывавших в сказочной долине охотников не воспринимались всерьез. И немудрено: ведь лесные бродяги рассказывали о том, что видели лес из каменных деревьев или водопад, застывший на лету и превратившийся в камень. Ну а заявления зверобоев о том, что в долине бьют из земли стометровые фонтаны кипятка, а река течет так быстро, что нагреваются камни на дне, и вовсе походили на истории барона Мюнхгаузена.

Наконец, в 1871 году решено было послать в Йеллоустон научную экспедицию с фотографом, чтобы официально подтвердить или опровергнуть "охотничьи рассказы". То, что увидели члены экспедиционного отряда, поразило их воображение. Они единодушно решили, что такое чудо природы не может стать частной собственностью, а должно стать достоянием всей нации. Отчет экспедиции и сделанные в Йеллоустоне фотоснимки убедили правительство США, и в 1872 году был опубликован закон о создании первого в мире Национального парка в Йеллоустоне.

Он занимает площадь почти в 900 тысяч гектаров на высокогорной (до 2500 метров) плато между Галлатинским и Абсаротским хребтам, достигающими 3800 метров высоты.

И плато, и хребты сложены вулканическим породами. По всей территории парка можно увидеть потоки застывшей лавы, а в долине Обсидиановой реки высится огромный утес, целиком состоящий из вулканического стекла.

Следы недавней вулканической деятельности остались не только в виде лавовых потоков. То тут, то там в долине реки Йеллоустон, прорезающей плато, встречаются горячие источники, гейзеры и лужицы, а то и целые «котлы» горячей булькающей грязи. Наибольших масштабов гидротермальные явления достигают на берегах Огненной реки. Здесь на двух участках — Верхнем и Нижнем гейзерных бассейнах — разместилось более 40 гейзеров и тысячи горячих источников.

Гейзерные бассейны Йеллоустонского национального парка, безусловно, самые грандиозные из всех гейзерных полей земного шара, хотя подобные фонтанирующие горячие источники встречаются также на Камчатке, в Исландии и Новой Зеландии.

Струи некоторых из йеллоустонских гейзеров бьют более чем на 100 метров, а самый высокий фонтан превышает 115 метров. Самый же мощный гейзер выбрасывает в момент извержения на десятки метров вверх почти 4000 тонн воды!

Поражает периодичность «работы» этих природных фонтанов. Одни из них извергаются с интервалом в 2–3 года, другие салютуют с промежутком в несколько суток, а множество мелких, двух— или трехметровых, бьют каждые 3–4 минуты. Наиболее популярен у туристов гейзер "Старый служака". Он извергается с неизменной точностью каждые 65 минут. Струя кипящей воды диаметром в полметра взлетает при этом| на 50 метров. Извержение длится 4–5 минут, а затем наступает перерыв. Но ровно через час и пять минут происходит новый выброс, сменяющийся через 5 минут очередным затишьем.

Гейзер «Гигант» называют "водяным вулканом". С интервалом в четыре дня он выбрасывает на высоту 90 метров могучий столб кипятка. Оригинален грязевой гейзер "Большой цветочный горшок": в овальной каменной чаше в клубах пара кипят и пузырятся мельчайшие частички фарфоровой глины белого и розового цветов, причем частички различных оттенков не смешиваются между собой. Гейзер "Минутный человечек" раз в минуту выбрасывает в воздух букет из множества голубоватых струй, отдаленно напоминающий фигуру человека в балахоне.

Дивом Йеллоустона именуют гейзер «Эксельсиор» — один из крупнейших в мире. Его струя бьет из озера со скалистыми крутыми берегами. Перед извержением поверхность озера начинает волноваться, окутывается клубами пара, а затем точно из центра водоема с грозным рокотом вырывается гигантский столб кипятка диаметром 10 метров и высотой почти 100 метров! Тучи пара вздымаются еще выше — до 300 метров. Окрестности оглашаются свистом, ревом и грохотом, под землей раздаются взрывы, высоко в воздух взлетают камни, а земля дрожит под ногами. Но постепенно гул стихает, столб воды становится ниже и вдруг исчезает так же неожиданно, как и появился.

В Йеллоустонском парке много горных озер. Цвет воды в них, в зависимости от погоды, варьирует от серо-стального до темно-синего или зеленоватого. Самое большое — Йеллоустонское озеро площадью в 370 квадратных километров и глубиной до 120 метров. В водах его отражаются окрестные хребты с их скалами, снежниками и лесистыми склонами, а у подножья хребтов, возле самой воды, бьют горячие источники. Вокруг источников и гейзеров на поверхности земли откладывается слой желтовато-белой рыхлой породы — гейзерита. Он образуется из растворенного в горячей воде кремнезема, выпадающего в осадок при ее остывании. Часто жерло гейзера или источника представляет собой довольно высокий гейзеритовый конус с отверстием-кратером на верхушке, и тогда он и вправду напоминает вулкан, только извергающий не лаву, а кипяток.

Вода многих небольших озер из-за притока горячих подземных вод имеет повышенную (иногда до 50–60 градусов) температуру. Но озера эти не безжизненны. В них живут теплолюбивые водоросли, окраска которых — пурпурная, желтая, оранжевая, зеленая или голубая — придает воде самые разнообразные оттенки. А некоторые микроорганизмы ухитряются выжить даже при температуре воды в 90 градусов!

Холмистый рельеф плато, образованный сотни тысяч лет назад лавовыми потоками и пластами пепла, затем сглаживался под действием ледников и талых вод. Поверхность плоскогорья зарастала лесом. Но спустя несколько тысяч лет вулканическая активность возобновлялась, и отложения вулканического пепла погребали под собой растительность. Однако жизненные силы природы брали свое, и вновь плато покрывалось пышными лесами — до следующего извержения. Следы этого неоднократно происходившего противоборства хорошо заметны на обрывистом берегу реки Ламар. В его шестисотметровой круче отчетливо видны 12 ярусов погребенных под слоями пепла окаменелых лесов! На деревьях сохранились даже тонкие ветви и листья. А местами на плато можно увидеть стволы, имеющие и вовсе фантастический облик. Их окаменелая древесина состоит из полупрозрачного агата, кое-где сверкающего кристаллами белого кварца, аметиста и мориона.

У северной границы заповедника расположен еще один уникальный объект — Мамонтовы горячие ключи. Здесь обильно изливающиеся горячие воды отлагали, охлаждаясь, растворенные в них соли кальция, образуя на склонах живописные террасы, напоминающие застывшие водопады. Террасам присвоены собственные имена: терраса Юпитера, Минервы, Главная и др. Особенно поражает своей сказочной красотой терраса Юпитера. Это холм высотой более 100 метров, по крутому склону которого разноцветными каскадами спускаются шеренги белых, голубых, зеленых и желтых ваз и чаш из известкового туфа — травертина. Среди них матовые и сверкающие, словно хрусталь, гладкие и ребристые, сухие и заполненные горячей водой. Вода, стекая по стенкам каскадов, придает им вид ледяных замерзших водопадов. Размеры чаш колеблются от нескольких сантиметров до 30 метров.
Отложение травертина происходит с поразительной быстротой. Опущенный вечером в воду нож, ключ или камень уже к утру покрывается блестящей корочкой кристаллов, а через неделю слой травертина достигает уже сантиметра и более.

Под стать неживой природе и разнообразие животного мира Йеллоустона. Здесь водятся олени-вапити, красные олени и лоси, антилопывилороги, горные бараны и лани. За почти полтора века заповедного режима они разучились бояться человека и охотно берут корм из рук. Нередко по берегам рек можно встретить бобров, а также лис, койотов, зайцев и бурундуков. Из крупных хищников встречаются черный медведь, американский лев — пума и волк. Но главная достопримечательность йеллоустонских лесов — самый крупный хищный зверь Северной Америки серый медведь гризли. Гризли смело подходят к людям и автомобилям, выпрашивая подачки у туристов. Но излишней фамильярности не терпят, и не раз в парке "случались на этой почве неприятные, а то и трагические инциденты.

В северо-восточной нагорно-степной части плато нашли приют истребленные на остальной территории США могучие бизоны. Их стадо насчитывает несколько сот голов. Здесь же можно увидеть колонии забавных, похожих на отощавших сурков зверей — луговых собачек. Их норы соединяются между собой, образуя огромный "подземный город" с тысячами жильцов. Сами жильцы обычно столбиками стоят у входов в норы, пересвистываясь друг с другом.

Очень богат в заповеднике мир птиц. Тут гнездятся лебеди и журавли, гуси, утки и многочисленные певчие птицы. Привлеченные теплой водой, с незапамятных времен переселились сюда из южных краев пеликаны. В реках и озерах, особенно в Йеллоустонском, множество рыбы, прежде всего форели.

Но этим не исчерпываются природные сокровища национального парка. Вдоволь побродив по берегам озер и склонам хребтов, нужно еще и пройти несколько километров вниз по реке Йеллоустон, вытекающей из одноименного озера. Попетляв по плато, она затем срывается стометровым водопадом в мрачный крутостенный каньон и с огромной скоростью мчится по ущелью, делая на пути еще два головокружительных прыжка, правда, меньшей высоты. По числу белопенных каскадов Йеллоустонский парк уступает только другому знаменитому заповеднику страны — Йосемитскому. Всего их здесь более сорока.

На нашей планете нелегко встретить место, где было бы собрано вместе столько поразительных чудес природы. И не случайно каждый год миллионы людей стремятся увидеть своими глазами удивительный уголок Скалистых гор, который индейцы поэтично назвали "страной льда, огня, воды, смолы и вертящегося дыма".

 

Башня Дьявола

 

Башня Дьявола. США.

На северо-западе США, в сердце Великих Равнин, недалеко от поросшего соснами невысокого хребта Блэк-Хиллс, находится удивительная гора. Загадочен ее облик, сходный то ли с могучей крепостной башней, то ли с чудовищных размеров пнем. Загадочно и ее абсолютно нелогичное появление посреди раскинувшихся на сотни километров равнин.

Охотившиеся в местных лесах индейцы верили, что на вершине исполинского утеса живет свирепое божество, которое по временам озлобляется на весь род людской и решает его уничтожить. Тогда демон начинает плясать и бить в барабан, звук которого раскатами грома разносится по округе, вызывая грозу. И на небе сгущаются черные тучи, чтобы огненными стрелами молний истребить все живое. Лишь страх перед тем, что небесный огонь может испепелить и его самого, заставляет злобного демона прекратить колдовские пляски.

Услышанная от индейцев легенда побудила бледнолицых переселенцев, пришедших в эти места, дать горе выразительное имя Дэвилс-Тауэр, то есть Башня Дьявола. Молнии, действительно, нередко ударяют в ее плоскую вершину, поскольку на обширной равнине в предгорьях Скалистых гор Башня Дьявола — единственный такого рода объект. Ее ребристый усеченный конус возвышается над протекающей рядом рекой почти на четыреста метров и виден в ясные дни за сто шестьдесят километров. У основания диаметр этой гигантской базальтовой скалы достигает трехсот метров, а в верхней части он уменьшается до восьмидесяти четырех метров.

Необычный облик Башни Дьявола, вполне естественно, возбуждал фантазию видевших ее людей, и немало сказок и преданий сложено индейцами и о самой скале, и о связанных с ней легендарных событиях. Отдали дань экзотической природной декорации и современные кинематографисты. Так, в голливудском фантастическом триллере "Контакты третьей степени" именно здесь приземляется ракетный корабль инопланетян.

Однако для геологов происхождение базальтового конуса не представляет никакой загадки. Пятьдесят миллионов лет назад, когда территорию Великих Равнин покрывало море и на дне его отлагались мощные толщи осадков, на месте, где сейчас Башня Дьявола, в эти осадочные породы внедрилась из глубины расплавленная масса магмы. Раздвинув песчаники, сланцы и известняки, слагавшие морское дно, магма застыла, не дойдя до поверхности, в виде столбообразного базальтового тела. Ученые называют такие тела штоками.

Через миллионы лет море отступило, и процессы эрозии мало-помалу разрушили покров более мягких осадочных пород, оставив могучий шток красоваться на просторе. Базальты, из которых он сложен, в ходе остывания превратились в живописные вертикальные образования, похожие на шестигранные столбы. Похожие многоугольные призмы можно увидеть и в других местах, где встречаются базальты. Из них сложены, например, исполинская дамба Мостовой Гигантов в Ирландии или высокие береговые утесы Курильских островов.

Но возносящийся на сотни метров шток Башни Дьявола, невольно приковывающий взор посреди бескрайней равнины, представляет собой на редкость величественное и уникальное зрелище. Конечно, даже самые прочные породы не могут в конце концов устоять перед силами эрозии, и куски граненых колонн постепенно отделяются от верхушки скалы и падают вниз, образуя пологий холм у ее основания. Но основная часть высоченного каменного цилиндра по-прежнему представляет собой эффектный каменный «сноп» из гладких базальтовых «колосьев» с отвесными стенами. Взобраться на него и особенно спуститься вниз — непростая задача даже для бывалых альпинистов, оснащенных суперсовременным снаряжением. Во всяком случае, первого скалолаза, сумевшего взять штурмом Башню Дьявола, пришлось снимать с вершины при помощи вертолета.

Исполинская башня вот уже более двухсот лет пользуется широкой популярностью. Рисунки и гравюры с ее изображением, а позже фотографии этого природного чуда обошли все географические издания и учебники геологии. А путешественники, пересекавшие северную часть Соединенных Штатов, непременно стремились увидеть ее могучий силуэт и унести на память кусочек базальта, подобранный у ее подножья. Ее притягательная сила кажется необъяснимой. Ведь есть же в Штатах даже более странные по форме скалы, притом расположенные в живописных горных районах или в экзотическом окружении пустынных ландшафтов. Но почему-то ни заколдованный каменный город Долины Монументов, ни причудливые скалы-останцы в каньонах Колорадо не вызывают такого интереса туристов.

Лишь расставшись с могучим утесом, перелетев океан и перебирая в памяти впечатления, начинаешь понимать, в чем тут дело. Разрушение горных пород на поверхности Земли нередко приводит к возникновению гор, скал и холмов необычной формы— И многие века люди восхищаются причудливо-сказочным видом конусов и башен, выточенных эрозией из мягких туфов или известняков, и фантастическими фигурами и столбами, которые она выгрызает в твердых песчаниках.

Но как бы ни были живописны "каменные леса" Каппадокии и Мадагаскара, замки Метеоры или круглые шапки островов бухты Халонг, все же это лишь очаровательные пейзажи, не более того. Ими можно любоваться и восторгаться, однако вскоре новые впечатления отодвинут на задний план, а потом и вовсе сотрут из памяти воспоминания о красоте этих ландшафтов. Совсем другое дело — циклопические постройки, созданные совместно долготерпеливыми поверхностными процессами и неистовой, бешеной яростью кипящих раскаленных недр нашей планеты.

При виде их возникает уважительное восхищение и легкая оторопь от какого-то физического ощущения безмерной титанической мощи тех сил, что таятся до поры до времени в жарких владениях Плутона и, вырвавшись на свободу, застывают гигантскими черными пушками, словно готовыми вступить в сражение с грозовыми тучами. И ни один путешественник никогда не забудет сурового величия Башни Дьявола, подставляющей свои шершавые ребристые бока грозам и ветрам на необъятных просторах американских Великих Равнин.

 

Долина Монументов

 

Долина Монументов. США.

Американцам присуще какое-то странное, восторженное отношение к пустыням. В этой стране добрых два десятка Национальных парков и заповедников, охраняющих пустынные и полупустынные ландшафты, которым, в общем-то, никто и не угрожает. Для сравнения: в бывшем СССР, на территории в два с половиной раза большей, из ста шестидесяти заповедников лишь десять охраняли пустынные районы, а остальные располагались в лесах, степях, тундре и горных массивах.

Среди многочисленных природных резерватов, лежащих в обширных пустынях юга и запада США — Большой Каньон реки Колорадо и еще два парка в долине этой реки. Башня Дьявола, парк Деревьев Джошуа (гигантских кактусов) на границе Мексики и Калифорнии, парк Кактусов — "Органных Труб" в штате Аризона, Долина Смерти, пустыня Белых Песков, Карлсбадские пещеры, парк Окаменелого Леса, и еще целый ряд других.

Но самым популярным из них и известным любому туристу, хотя бы понаслышке, является знаменитая Долина Монументов. Среди сотен тысяч путешественников, ежегодно посещающих это удивительное место, немало и гостей из-за рубежа, преодолевающих порой огромные расстояния, чтобы увидеть это чудо природы.

И Долина Монументов стоит этого. Вряд ли где еще на Земле можно встретить такое множество исполинских каменных останцов самых фантастических форм, особенно эффектно выглядящих в сухом и прозрачном воздухе пустыни.

Расположен этот природный феномен в долине реки Сан-Хуан, притока могучей Колорадо, протекающего по границе штатов Юта и Аризона на юго-западе США.

К сожалению, черно-белые фотографии не способны передать своеобразное очарование пейзажа этого уголка Америки, где краски, формы, тени и фантазия зрителя образуют поразительный сплав, рождающий сказочные видения, меняющие свой облик с каждым часом на протяжении всего времени от восхода до заката.

Когда подъезжаешь к Долине Монументов по единственному шоссе, ведущему к ней через аризонскую пустыню, кажется, что на горизонте возникает какая-то удивительная страна, где древние замки и восточные храмы чередуются с современными небоскребами и абстрактными скульптурами. Здесь соседствуют величие и угроза, юмор и ожившая добрая фантазия, героический порыв и скорбный траур.

Безжизненная, поросшая полынью равнина служит идеальным нейтральным фоном для наиболее полного восприятия природных памятников этой долины каменных чудес.

Высота гигантских скал-останцов, сложенных красными, коричневыми и желтыми песчаниками, достигает трехсот метров. Невероятное разнообразие и причудливый облик скал дали повод для их необычных названий, большинство которых родилось еще в XIX веке, когда первые белые люди появились в долине.

Впрочем, в те годы немногим смельчакам удавалось пробраться в этот негостеприимный пустынный край, к тому же населенный воинственными индейцами навахо. Племя это, кстати сказать, одно из самых многочисленных в США (сейчас навахо около четверти миллиона человек) и одно из немногих, которые сумели извлечь выгоду из общения с бледнолицыми. Еще в XVII веке они переняли у испанцев навыки обращения с завезенными сюда овцами и вскоре полностью изменили свою хозяйственную жизнь, став заправскими овцеводами. Это позволило им успешно существовать в суровых условиях пустыни. Новый образ жизни навахо сохраняют и сейчас, постоянно совершенствуя качество и стиль своих изделий из овечьей шерсти. И надо сказать, что искусно вытканные пледы и коврики с ритуальными рисунками навахо вызывают у туристов подлинный ажиотаж.

Массовое посещение Долины Монументов началось после 1870 года, когда закончились войны с индейцами, и особенно со второй половины XX века, когда США охватил туристский бум. Бескрайние просторы долины, равнинный рельеф и огромные размеры скал позволяют осматривать большую часть монументов прямо из автомобиля. Однако понастоящему сильное, почти реальное ощущение пребывания в фантастическом мире путешественник получит, если заберется на один из останцов и полюбуется пейзажем "с высоты птичьего полета".

Сверху особенно величественно выглядит «Замок» — могучий трехсотметровый массив с плоской, увенчанной зубцами верхушкой. Как-то по-детски задорно смотрятся «Рукавички» — две симметричные скалы с торчащими сбоку башенками, похожими на оттопыренные пальцы.

В отдалении высятся "Три монахини", возглавляемые высокой (245 метров) «Настоятельницей». А неподалеку от «Рукавичек» уселась на гнезде дородная «Наседка». Капризы природных сил превратили иные скалы в подобие гигантских грибов, 'а некоторые останцы напоминают исполинские пни, кактусы или кипарисы.

История возникновения этого удивительного ландшафта в общем-то традиционна для подобных останцовых групп. Миллионы лет на месте нынешней равнины плескались волны мелководного мезозойского моря, на дне которого откладывались пласты песчаников. В конце мелового периода в результате поднятия земной коры на месте моря образовалось обширное песчаниковое плато, которое впоследствии размывалось дождями и разрушалось морозом и ветром, пока не было расчленено на отдельные столовые горы, а затем и на разрозненные башни и колонны.

Надо сказать, что природа не поскупилась на каменные чудеса для югозападных штатов США. Чуть западнее Долины Монументов, у впадения Сан-Хуана в Колорадо, над пересыхающей речушкой Бридж-Крик взметнулась в небо красивейшая абсолютно симметричная арка Моста Радуги.

Этот поразительный естественный мост долгое время был знаком белым жителям США только из легенд навахо, рассказывавших своим "бледнолицым братьям" о загадочной "окаменевшей радуге", укрытой в их родных горах.

Заинтересовавшись этой легендой, трое смельчаков рискнули в 1909 году забраться вглубь труднодоступных пустынных гор, туда, где высится над Сан-Хуаном священная гора Навахо. Подъехав к подножью горы, они спустились в ущелье и… ахнули от восторга: над скалистым каньоном поднималась гигантская почти стометровая арка из переливающегося розовыми, голубоватыми и краснокоричневыми оттенками песчаника.

Она была настолько совершенна, что не верилось, будто это не творение рук человеческих. Взмывая со скалы, слитой с ее основанием, арка перелетает через каньон шириной в восемьдесят пять метров, поднимаясь на высоту около девяноста метров над рекой. Под ней свободно уместилась бы Спасская башня Кремля или колокольня Ивана Великого. В толщину арка достигает тринадцати метров, а в ширину — десяти, так что природный мост вполне мог бы вместить двухполосное шоссе.

Индейцы навахо с давних пор считали "каменную радугу" священной и ежегодно съезжались к ней для поклонения. Но пробраться в эти места по горным тропинкам было очень непросто. Лишь после постройки в 1963 году плотины на реке Колорадо и образования озера-водохранилища Пауэлл стало возможным легко попасть к Мосту Радуги на обычном прогулочном катере, и массы туристов смогли увидеть удивительное творение природы не только на фотографиях.

Естественные каменные арки-мосты встречаются в различных районах нашей планеты. Они есть в Китае, на Ближнем Востоке, в Армении. Но штату Юта повезло больше всех. Здесь даже организовали Национальный парк Каменных Арок в трехстах километрах к северу от Моста Радуги, в местности, славящейся множеством причудливых скал и каменных мостов самых различных очертаний. Им присвоены поэтичные, а порой и шутливые названия: "Темный ангел", "Корабельная сосна", «Прощание», "Небесный свод", «Пейзажная» и даже "Одеяние старой девы".

А в расположенной к югу от Долины Монументов пустыне Пейнтед еще полтора века назад попавший сюда лейтенант американской армии Ситгривз обнаружил остатки поистине невиданного леса. Пни и бревна, неведомым образом оказавшиеся посреди пустыни, были как две капли воды похожи на настоящие: с корой, сучками и годовыми кольцами. Но состояли они не из древесины, а из крепчайшего камня, словно неведомый волшебник своими заклинаниями заставил их окаменеть.

Индейцы, бывавшие в этих местах, считали, что в каменистой пустыне валяются стрелы бога Грома. На самом деле здесь, в Аризоне, на левобережье реки Колорадо был обнаружен самый большой ископаемый окаменелый лес из всех известных на планете. Он сохранился еще с триасового периода мезозойской эры, когда в могучих хвойных лесах, окружавших болотистую долину, бродили динозавры.

Как установлено учеными, высота древних деревьев составляла в среднем тридцать метров, а диаметр их достигал двух метров. Впрочем, иные великаны были вдвое выше и толще. Правда, в наши дни почти все бревна развалились на несколько кусков, но зато это позволяет увидеть все разнообразие кристаллов кварца и его разновидностей, заместивших в процессе кристаллизации сгнившую древесину.

Каменные копии деревьев на срезах сверкают кристаллами розового аметиста, черного мориона, прозрачного горного хрусталя и мелочнобелого кварца, переливаются прихотливыми узорами халцедона, яшмы, оникса и сердолика. Самые большие скопления уникальных бревен в этой каменной чаще получили особые названия в зависимости от облика найденных стволов: "Синяя гора", "Хрустальный лес", "Радужный лес", "Черный лес" и "Яшмовый лес".

А на окраине этого удивительного уголка пустыни индейцы много веков назад сложили из особенно красивых каменных стволов святилище и назвали его "Агатовым домом".

Этот район, как и большая часть Аризоны, представляет собой пустыню, где выпадает лишь около двухсот миллиметров осадков в год, но зато осадки обрушиваются на землю, как правило, в виде бурных ливней, смывающих до трех сантиметров почвы. И каждый такой дождь вымывает из земли новые, скрытые до того сокровища окаменелого леса.


Эта страна каменных замков, мостов и лесов буквально завораживает путешественника своими причудливыми очертаниями дворцов и башен в лучах рассвета и розовым полукружием арки над пустынным каньоном. И не просто названием на карте останутся для него индейские слова — Юта, Навахо, испанские — Аризона, Колорадо, английские — Монъюмент-Вэлли, Рейнбоу-Бридж, Петрифайд-Форест…
 
 
Читать дальше:
 
 

Добавить комментарий

2 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.