Острова Океании

Все чудеса природы. Острова Океании

Остров Тасмания, Долина Роторуа и Фьордленд в Новой Зеландии, острова Гаваий и Мауи.
Острова Океании. Австралия. Острова Океании. Австралия. 20.02.2017 / 11:09 | Варвара Покровская

Остров Тасмания

 

Климат Австралии, с точки зрения европейца, не назовешь благодатным. Внутренние районы этого материка — сухие саванны и пустыни, на обращенных к морю склонах Большого Водораздельного хребта — обилие дождей и влажная духота. И всюду — жара, жара, жара…

И лишь остров Тасманию можно считать поистине райским уголком, где путешественник, прибывший из Старого Света, найдет и желанную прохладу и привычные горно-лесные ландшафты, сдобренные, впрочем, изрядной долей чисто австралийской экзотики.

Австралия не была бы Австралией, если бы не изумляла на каждом шагу необычностью своей флоры и фауны, и Тасмания в этом смысле — не исключение.

Этот огромный остров, величиной больше Шри-Ланки и лишь чуть поменьше Ирландии или Гаити, отделяет от материка двухсоткилометровый Бассов пролив. Две цепочки островов на западе и востоке пролива соединяют Тасманию с остальной Австралией. Когда смотришь в солнечный день с южной оконечности материка — мыса Юго-Восточный — в сторону Тасмании, то вид этих островков, двумя прерывистыми мостами поднимающихся над синей гладью Бассова пролива, напоминает о том, что некогда Австралия и ее самый большой остров составляли единый массив суши.

Берега Тасмании изрезаны узкими глубокими заливами, похожими на фьорды Норвегии. Гористый рельеф, обилие лесов и озер в сочетании с прохладным климатом резко отличают Тасманию от безводных равнин внутренней Австралии, так же как и от ее поросшего влажными тропическими лесами восточного побережья. Европейским путешественникам этот остров более всего напоминает горную Шотландию.

А некоторые туристы-европейцы даже называют Тасманию "Швейцарией в миниатюре". На ее гористых берегах, изрезанных заливами и омываемых дыханием морского ветра, открываются чудесные зеленеющие долины, ведущие к центру острова, на плоскогорье, где блестят озера, высятся лесистые холмы и их вершины, по полгода укрытые снежным покрывалом.

Самая высокая из этих вершин — Бен-Ломонд, поднимающая свой гребень на полтора километра над уровнем моря (по австралийским меркам это не так уж мало: выше Бен-Ломонда здесь только "австралийские Альпы" с высочайшей горой Австралии — Косцюшко). Многочисленные озера, дающие начало бурным порожистым рекам, придают тасманийскому пейзажу вполне альпийский облик. Почти в самом центре острова находится озер? Грейт-Лейк. Оно, как и расположенные по соседству озера Сент-Клер и Эко, служит одним из истоков лавной реки Тасмании — Деруэнта. Все эти водоемы скрыты в глубине гор, окружены дикими скалами с зазубренными гребнями и действительно очень похожи на шотландские или швейцарские озера.

И реки Тасмании тоже непохожи на австралийские, вялые, мутные и пересыхающие на десять месяцев в году. Они рождаются из чистых горных ключей или всегда полноводных озер и круглый год шумно несутся по своим каменистым руслам в глубоких теснинах, промытых в базальтах и сланцах, среди густых лесов из древовидных папоротников и усыпанных яркими цветами лугов, пока не впадают, наконец, в узкие заливы. В низовьях они даже суд сходны, и по реке Деруэнт, например, теплоходы поднимаются километров на сорок от устья.

Несмотря на несхожесть климата, флора Тасмании и Австралии едина. Из более чем тысячи растений, живущих на острове, лишь триста не встречаются на материке. И здесь, как и по ту сторону Бассова пролива, горные склоны покрывают эвкалиптовые леса. Один из видов этих удивительных деревьев, эвкалипт шаровидный, достигает ста двадцати метров в высоту, соперничая ростом с признанным рекордсменом зеленого царства — американской секвойей. Во влажных ущельях растут гигантские древовидные папоротники и славящиеся своей роскошной красной древесиной франклиновые сосны. Хватает на Тасмании и цветов: одних только орхидей здесь больше восьмидесяти видов!

В лесах Тасмании нет, правда, такого разнообразия древесных пород, как, например, во влажных тропических лесах штата Квинсленд на северо-востоке Австралии. Здесь господствуют пять-шесть, максимум восемь видов растений, но изобилие влаги и мягкие зимы позволяют им развиваться до исполинских размеров. Эвкалипты и древовидные папоротники соседствуют тут с южными буками и соснами, так что тасманийские леса представляют собой некую смесь тропической растительности и деревьев умеренной климатической зоны.

Животный мир Тасмании, этого осколка Австралии, естественно, очень схож с австралийским. Правда, некоторые звери и птицы обитают только на острове, но лишь потому, что на материке они были уничтожены человеком либо вытеснены завезенными им животными.

Прежде всего, только на Тасмании живут два из трех хищников австралийской фауны: сумчатый волк и сумчатый дьявол. Лишь сумчатая куница встречается и на материке.
Когда-то сумчатый волк был широко распространен в Австралии, однако, по-видимому, в каменном веке уступил в борьбе за выживание завезенной сюда аборигенами и одичавшей собаке динго и вымер, оставив равнины континента своим более дружным и агрессивным конкурентам. Этот коротколапый зверь с полосатой, как у тигра, спиной охотился в основном на кенгуру, не брезгуя, впрочем, также крысами, ехиднами, ящерицами и птицами.

На Тасмании трудные дни для него настали, когда остров стали осваивать фермеры из Англии. Нападавшего на овец хищника истребляли нещадно, и сейчас лишь в самых глухих горных ущельях изредка встречаются его следы.

Сумчатый дьявол пока еще сохранился во многих горных районах Тасмании. В отличие от другого распространенного здесь хищника — сумчатой куницы, легко приручающейся и часто живущей в домах вместо кошки, дьявол обладает злобной и неукротимой натурой. Бешеная ярость в сочетании с жутким, воющим ревом, раздающимся по ночам, когда он выходит на охоту, и стали причиной того, что не такой уж крупный (с небольшую собаку) и вовсе не опасный для человека зверь получил такое несимпатичное прозвище.

Меню сумчатых дьяволов состоит преимущественно из ящериц, крыс, небольших древесных кенгуру, попугаев, лягушек, раков. Вред, приносимый им человеку, состоит по большей части в налетах на курятники да изредка в нападениях на зазевавшегося ягненка. Несмотря на угрюмый и даже неприятный облик, сумчатый дьявол немало потешает наблюдающих за ним зоологов своими забавными привычками. Например, умывается он (единственный из всех животных!) абсолютно по-человечески: сложив лапы ковшиком, чего не могут ни кошка, ни енот, ни мартышка.

В последние годы вое больше туристов стремятся попасть на Тасманию. Благодаря близости к материку он легко доступен для путешественника, уже пересекшего полмира, чтобы добраться до Австралии. И каждый, побывавший здесь, согласится, что знакомство с этим живописным и своеобразным островом не менее впечатляюще, чем встреча с двумя другими островными жемчужинами Южного полушария: Новой Зеландией и Огненной Землей.

Каждое из этих трех мест необычно и интересно по-своему, ни одно не похоже на другое, но в Тасмании больше какого-то «европейского» шарма, и потому она становится ближе и родней сердцу путешественника из Старого Света, хотя экзотика двух других южных островных миров может показаться, на первый взгляд, более эффектной.

 

Долина Роторуа

 

Новая Зеландия

Нет, наверное, на нашей планете страны, которая могла бы сравниться с Новой Зеландией по числу удивительных, экзотических и единственных в своем роде природных явлений и объектов, собранных на ее сравнительно небольшой территории.

Вулканы и гейзеры, пещеры и водопады, фьорды и ледники, редкие рептилии и птицы, уникальные деревья и цветы — трудно даже перечислить все те чудеса природы, которыми это маленькое государство, расположенное на "крайнем юге", поражает путешественника.

Но самое главное чудо Новой Зеландии — прославленная долина Роторуа, побывать в которой считает своим долгом каждый гость Новой Зеландии. Да и сами новозеландцы не обходят этот удивительный утолок природы своим вниманием.

Расположена Роторуа в центре Северного острова Новой Зеландии на Вулканическом плато. Маори — давние обитатели этого острова — назвали долину Такива-Ваиарики, что означает "Страна горячей воды". Даже на улицах городка Роторуа, центра этого геотермального района, можно увидеть бьющие из трещин тротуаров струи белого пара. Сотни горячих и холодных источников находятся в окрестностях городка и на берегах озера с тем же названием.

Жившие тут маори были людьми явно не робкого десятка. Они построили свою деревню Вакареварева в самом сердце этой необычной местности, среди свистящих струй пара, бульканья горячих ключей, рева гейзеров и клокотания грязевых котлов. Причем постарались получше использовать природные особенности Роторуа: хижины строили на участках с теплой прогретой снизу почвой, сооружали бассейны, где круглый год купались в горячей воде, и даже рыбу варили, погружая ее в некоем подобии «авоськи» прямо в природный кипяток.

И в наше время построенные здесь отели имеют бассейны, наполненные термальными водами, да и отопление в гостиницах обеспечивает тепло земных недр.

Но главная достопримечательность Роторуа — ее знаменитые гейзеры. Их здесь десятки, и струи, бьющие на четыре-пять метров в высоту, окутывают облаками пара и берег озера Роторуа, и окраину деревни, где выстроились в ряд вдоль единственной улицы красные деревянные статуи маорийских богов со свирепыми лицами и высунутыми языками.
Самый мощный гейзер — Похуту — выбрасывает струю кипятка на тридцать метров вверх. Водяное извержение длится в течение часа, а то и дольше. Иногда несколько гейзеров бьют одновременно, а порой они «работают» поочередно, словно пытаясь превзойти друг друга мощью струй и необычностью формы фонтана.

Белые кремнистые натеки, украшающие отверстия природных фонтанов, имеют желтые оттенки, образующиеся из растворенного в воде сероводорода. К сожалению, не весь этот не слишком благовонный газ осаждается в виде серных выделений, и в воздухе Роторуа еще на подходе к озеру можно ощутить его специфический "аромат".

Река Пуаренга, впадающая в озеро Роторуа, подпитывается холодными и горячими ключами. В некоторых местах струи источников не успевают перемешиваться и, опустив руки в воду, ощущаешь одновременно тепло и холод. Горячие ключи бьют и со дна озера. А на расположенном посреди него острове Мокойя изливается самый известный и популярный у туристов горячий источник Хинемоа, купание в котором — обязательный ритуал посетителей Роторуа.

Купаются в Хинемоа и местные жители. Для них это — древний священный обряд, приносящий здоровье и силу воинам. Маори верят, что в каждом озере или горячем ключе Роторуа обитает свой танива-игарара — похожее на дракона сказочное существо, охраняющее свой жаркий дом от посягательств злых духов. Согласно маорийской легенде, сама Луна раз в месяц исчезает с небосвода, чтобы искупаться в волшебном подземном озере Аэва, которое питает водой гейзеры. Искупавшись в его живой воде. Луна набирается сил и отправляется в новый путь по небу. Поэтому и жители Вакареваревы охотно купаются в водах горячих источников, обладающих такой целебной силой.

Примерно в десяти километрах к юго-востоку от этого царства гейзеров в кратере потухшего вулкана спрятались знаменитые озера Ваймангу — два водоема голубого и зеленого цветов. Окраска воды в них объясняется разным составом пород, по которым протекают родники, питающие озера. Многоцветие вод дополняется здесь еще и ярко окрашенными породами кратера, которым окислы железа местами придали красный оттенок, а отложения серы — желтый.

На протяжении многих веков Ваймангу украшали чудесные Розовые и Белые Террасы, занимавшие площадь больше пяти гектаров и превосходившие красотой своих ажурных каскадов известкового туфа, осаждавшегося из горячих источников, даже всемирно известные террасы Памуккале в Турции.

Особенно поражали путешественников Белые Террасы, напоминавшие гигантскую мраморную лестницу, покрытую ажурной резьбой. Увы, в 1886 году катастрофическое извержение расположенного рядом вулкана Таравера за одну ночь погубило этот редкостный шедевр, создававшийся термальными источниками на протяжении долгих тысяч лет.

В тот год 10 июня мощные подземные толчки разбудили жителей в округе. Сильный взрыв расколол верхушку Тараверы, и густые облака дыма и пара, озаряемые вспышками молний, поднялись над горой на десять километров. От огненного столба отделялись пылающие обломки и с грохотом и плеском падали в озеро. Вскоре оно превратилось в подобие ада, где клокотала жуткая смесь из грязи и пара. Погибли вечнозеленые леса на склонах Тараверы, были уничтожены поля и огороды в округе. Две маорийские деревни полностью затопил грязевой поток, а на соседний городок Ваироа посыпался град вулканических бомб, принесший гибель шестнадцати его жителям.

Террасы были погребены под толстым слоем вулканического пепла и кусков лавы, вылетавших их кратера вулкана. Впрочем, сами горячие источники вулкан не смог перекрыть навсегда. В 1900 году в Ваймангу ударил из-под земли исполинский фонтан горячей воды, подобного которому в Новой Зеландии еще не приходилось видеть. В то время гейзер Ваймангу был самым могучим в мире и выбрасывал мощную струю воды, смешанной с паром, камнями и песком на высоту четырехсот пятидесяти метров!

Он бушевал и ревел целыми часами, потом замолкал, но через тридцать часов вновь выбрасывал фонтан кипятка. Расчитать время, когда начнется очередное водяное извержение, было непросто, и несколько любознательных зевак поплатились жизнью за попытку изучить затихшего было великана.

Четыре года гигантский гейзер неистовствовал в долине, потрясая очевидцев фантастическими размерами своего фонтана. Затем струя Ваймангу начала слабеть, и в 1908 году гейзер прекратил свое существование.

Еще один термальный район лежит в полусотне километров к югу от Роторуа, близ самого большого новозеландского озера Таупо. Здесь, в долине Уайракей, находится знаменитая "паровая пещера" Карапити, из которой с огромной силой вырываются клубы пара, оглашая окрестности устрашающим ревом. Здесь в 1958 году была построена первая в мире геотермальная электростанция, использующая подземные воды для выработки электроэнергии.

Само озеро Таупо удивительно живописно. Глубина этого огромного водоема, находящегося в самом центре Вулканического плато, достигает ста метров. С юга над озером возвышается могучий вулканический массив, включающий три из четырех действующих вулканов страны: Руапеху, Тонгариро и Нгаурухоэ.

Руапеху, самый высокий из них, достигает в высоту почти двух тысяч восьмисот метров Это высочайшая вершина Северного острова. Он славится своей активностью, извергаясь в среднем раз в полвека и оправдывая этим свое название, означающее в переводе "Гремящая бездна" В кратере Руапеху находится горячее озеро, которое перед извержениями вулкана исчезает, а потом возрождается вновь. Последние вспышки активности Руапеху отмечались в 1945 и 1995 годах.

Берега горячего озера окаймлены снежниками и ледниками, которые тоже существуют лишь в перерывах между извержениями.

Однако самый активный из новозеландских вулканов не Руапеху, а его сосед — Нгаурухоэ, который ниже своего старшего собрата на целых полкилометра. Над ним постоянно клубятся облака пара, а нередко происходят выбросы пепла и излияния небольших порций лавы. Впрочем, случается, что Нгаурухоэ разбушуется не на шутку, и тогда из кратера вылетают раскаленные докрасна каменные глыбы величиной с грузовик.

Спокойнее всех самый старый из трех вулканов — Тонгариро. Он и самый низкий из "могучей тройки": его высота меньше двух километров. Последнее извержение Тонгариро произошло в 1896 году. Вершина древнего вулкана изборождена следами былых извержений и представляет собой целый лабиринт разрушенных кратеров. Лишь в одном месте на северном склоне бьют горячие источники Кететахи, напоминая о бурном прошлом еще неостывшего совсем вулкана.

Маори считали Руапеху священной горой, и в окрестностях ее не разрешалось ни рубить лес, ни рыбачить, ни охотиться. А в 1887 году вождь маорийского племени нгати-туахаретоа Те Хеухеу Тукино преподнес священную землю в дар нации и она стала ядром первого в Новой Зеландии и одного из первых в мире Национальных парков, получившего название Тонгариро.

Помимо трех вулканов, в парке Тонгариро путешественник увидит огромный лесной массив, почти не измененный человеком По единственному шоссе можно проехать через красивые субтропические леса, совершенно непохожие на европейские, африканские или южноамериканские. Ни одно дерево здесь неизвестно в других частях света. Хвойное дерево риму, лиственные миро, тотара, матаи возвышаются среди непролазных зарослей древовидных и травянистых папоротников. Поражает обилие воздушных корней и цветов, растущих прямо на стволах деревьев.

С высоты восемьсот метров начинаются буковые леса, поднимающиеся до уровня полутора километров. А выше раскинулись луга, на которых тоже растут совершенно незнакомые нам цветы и травы. Но уже через сто метров их сменяют вечные снега.

Главное чудо этих необычных лесов — птичий мир. Каких только диковинных пернатых здесь нет! Белоглазка и веерохвостый голубь, краснолобый попугай и новозеландский сокол, и, конечно, главная достопримечательность новозеландского мира птиц — киви. Эта необычная, буроватой окраски ночная скрытная птица размером с курицу скорее похожа на какого-то зверька. Из-за узких и длинных мохнатых перьев кажется, что она покрыта шерстью. Спит киви, опершись на свой длинный клюв, как на третью ногу. Самка раз в год откладывает одно огромное яйцо, втрое больше куриного и весом в полкилограмма, после чего предоставляет дальнейшие заботы о нем самцу.

Киви — не единственные нелетающие птицы в Новой Зеландии. Здесь их целых тридцать видов, и многие из них удивляют своими необычными повадками или внешностью. Среди этих пернатых пешеходов — совиный попугай, живущий на земле в норах, пастушок-уэки и другие. К сожалению, не дожили до наших дней истребленные в средние века гигантские птицы моа, достигавшие трехметровой высоты и четырехсот килограммов веса.

Встречаются в Тонгариро красивый большой попугай зеленый нестор и птица туи, славящаяся удивительно нежным пением. Поспорить с ней красотой голоса может только птица-колокольчик. Туи так популярна в Новой Зеландии, что во многих семьях девочек называют ее именем.

Англичане, приезжавшие в Новую Зеландию в XIX веке, привезли и расселили в лесах Северного острова немало родных им европейских животных и птиц. Поэтому в Тонгариро можно встретить знакомого нам черного дрозда, зяблика, куропатку или фазана. Водятся здесь также олени, серны и зайцы, а также одичавшие свиньи. Дело в том, что британцы, в большинстве своем заядлые охотники, прибыв на остров, обнаружили, что здесь вообще нет млекопитающих, кроме двух видов летучих мышей. И тогда охваченные охотничьим азартом переселенцы решили заполнить этот пробел в фауне, из-за чего в результате сильно пострадали местные животные и растения. Даже в наши дни администрация парка регулярно приглашает охотников, предлагая им отстреливать оленей, свиней и зайцев, создающих угрозу для природы Тонгариро.

Густонаселенный Северный остров Новой Зеландии, на котором живет две трети ее населения, сохранил в неприкосновенности заповедные леса и вулканы, гейзеры и редких птиц. Тысячи туристов каждый день проходят по тропам Тонгариро, любуются фонтанами гейзеров в Роторуа и купаются в горячих бассейнах долины Уайракей. Нет другой страны на нашей планете, где Национальные парки, заповедники и другие охраняемые территории занимали бы такую огромную площадь — почти пятую часть страны. Но самыми популярными среди них стали у новозеландцев и гостей страны уникальные уголки природы на Вулканическом плато, и в первую очередь — поразительное чудо, созданное грозными подземными силами на окраине маорийской деревни Вакареварева, в удивительной долине гейзеров Роторуа.

 

Фьордленд

 

Новая Зеландия

Крайний юго-запад Южного острова Новая Зеландия с давних пор называют Фьордлендом — Страной Фьордов. Природа здесь разительно отличается от холмистых плато Северного острова, над которыми лишь кое-где возвышаются невысокие конусы молодых вулканов. Южный остров — преимущественно горная страна, становым хребтом которой является могучая цепь Южных Альп, вздымающая свои снежные вершины почти на четырехкилометровую высоту.

Покрывавший когда-то этот район огромный ледник выточил в склонах хребта глубокие корытообразные ущелья, в которых образовалось полтора десятка узких длинных озер и не меньше тридцати глубоких заливов-фьордов, давших название этому живописному уголку страны.

Природа щедро одарила красотой Новую Зеландию, но пейзажи Фьордленда — самое прекрасное, что можно увидеть в этом сказочном краю, а может быть, и на всей нашей планете.

Попавший сюда путешественник в первый момент теряет дар речи, когда теплоход входит в окруженный километровыми стенами скал спокойный залив и берет курс в глубь острова, туда, где белеют снега на склонах Южных Альп.

И чем дальше плывет теплоход, чем дольше знакомишься с удивительной и разнообразной природой Фьордленда, тем больше поражаешься волшебной красотой окружающих мест. И трудно решить, что самое живописное, самое интересное, самое величественное и самое волнующее в этой дикой и безлюдной стране: заливы или горы, леса или водопады, озера или ледники, редкостные, исчезающие птицы или самые длинные в мире мхи…

Спускавшиеся с гор двадцать тысяч лет назад гигантские ледниковые языки прорезали в скалистых берегах Южного острова уходящие порой на полсотни километров в глубь извилистые фьорды, в которые с крутых обрывов низвергаются трехсотметровые водопады. А находящийся в окрестностях фьорда Милфорд-Саунд водопад Сатерленд, высота которого достигает почти шестисот метров, входит в пятерку высочайших на нашей планете.

От не менее красивых фьордов Норвегии или Южного Чили новозеландские заливы выгодно отличаются полным отсутствием следов человеческой деятельности. Берега их настолько круто уходят в воду, что на них нелегко найти место не только для селения, но и просто для туристской палатки. Вторая характерная черта Фьордленда — необычно близкое соседство лесов его побережья с горными ледниками.

Нигде больше на Земле реки льда не спускаются непосредственно до границы влажных вечнозеленых лесов. Сочетание голубоватой, изборожденной трещинами полукилометровой толщи ледника с окаймляющими его подножие чащами из, мирта, южного бука и лавра поражает каждого, увидевшего это впервые.

Между тем кажущееся неправдоподобие этой картины легко объяснимо. Из-за крутизны западного «фасада» Южных Альп новозеландские ледники движутся гораздо быстрее, чем их собратья где-нибудь в Пиренеях или Гималаях. Некоторые из них, например ледник Тасмана, ежедневно продвигаются вниз на полметра. Прежде чем растаять, язык ледника успевает спуститься иногда до высоты в триста метров над уровнем моря. А верхняя граница лесов на этой широте достигает тысячи метров. В результате льды и тропические леса встречаются друг с другом, игнорируя «посредников» вроде альпийских лугов или горной тундры.

Еще красивее многочисленные горные озера Южных Альп. Узкие, протяженные и сжатые скалистыми склонами, поднимающимися на полтора-два километра над их синими водами, они чем-то напоминают водоемы таймырского плато Путорана в Сибири. Но, разумеется, леса, окружающие озера Те-Анау, Уаикатипу, Уанака, Охау или Ракаиа, неизмеримо богаче, гуще, выше и роскошнее, чем путоранские лиственичные редколесья.

Долины в глубине горных районов практически не заселены. Во многих местах Фьордленда до сих пор не ступала нога человека. И каждая новая экспедиция открывает здесь неизвестные ранее вершины, водопады, озера и перевалы.

Самое длинное в Новой Зеландии озеро — Уаикатипу — протянулось с северо-запада на юго-восток почти на сто километров, рассекая хребет голубым поперечным зигзагом. Глубина его достигает четырехсот метров. В Уаикатипу впадает так много рек, за отсутствием населения не имевших местных названий, что топографы предпочли не упражнять фантазию, а обозначить их на карте просто порядковыми номерами: от Первой до Двадцать Пятой.

С этим озером связано загадочное природное явление, объяснения которому наука пока не нашла. Вода в нем каждые пять минут то поднимается на семь с половиной сантиметров, то опускается до прежнего уровня. Озеро как бы дышит. Новозеландцы любят говорить, что под водами Уаикатипу бьется сердце Южного острова.

А вот как объясняет загадку озера Уаикатипу древняя маорийская легенда: "Давным-давно, — говорится в ней, — жили в одной из долин острова дочь вождя Маната и смелый молодой охотник и воин Матакаури. Юноша и девушка полюбили друг друга, но случилась беда — напал на их селение злой великан Матау и унес Манату в свои владения, далеко в глубь заснеженных гор. В отчаянии старый вождь, отец девушки, обратился ко всем воинам племени, умоляя их спасти дочь. Тому, кто спасет девушку, он обещал отдать ее в жены.

Никто из мужчин не решился вступить в схватку с великаном, и только Матакаури отважился на это отчаянное дело. Юный смельчак поднялся высоко в горы и нашел там спящего великана, а рядом с ним — привязанную к дереву Манату. Освободив возлюбленную, он спустился с ней в селение, но не остался там с девушкой, а вновь вернулся в горы. Ведь ясно было, что, проснувшись, злобный исполин вновь нагрянет в долину и расправится с похитителем, а девушку унесет обратно.

И Матакаури решил уничтожить великана. Пока тот спал, положив голову на одну гору, а ноги — на две другие, юноша принялся таскать из леса охапки хвороста, сучья и бревна и обкладывать ими спящего гиганта. Много дней и ночей трудился Матакаури. Затем, потерев друг о друга два куска дерева, он добыл огонь и поджег костер. Пламя охватило великана, и дым закрыл солнце. Жар от огромного костра был так силен, что пламя прожгло землю. Образовалась гигантская впадина, напоминающая очертаниями тело великана. Дожди и горные реки наполнили ее водой и превратили в озеро, которое люди назвали Уаикатипу. И только сердце великана не сгорело. Оно лежит глубоко на дне озера и бьется до сих пор. И с каждым его ударом озерные воды то поднимаются, то опадают…"

За последние десятилетия в глухих уголках Страны Фьордов обнаружено такое множество редких птиц, что власти страны решили создать в этой части острова национальный парк площадью в миллион двеститысяч гектаров! (Его территория больше, чем территория Ливана или Кипра.) В лесах парка Фьордленд можно встретить редчайшего совиного попугая-какапо, обитающего в земляных норах и питающегося улитками и червяками, или огромного и необычного по своим повадкам попугая-хищника кеа, способного, подобно африканскому грифу, разделывать туши павших овец, оставляя от них лишь скелеты.

Кеа был практически истреблен в других местах Новой Зеландии, так как фермеры-скотоводы считали, что он может садиться на спины овцам и вырывать куски мяса прямо из живых животных, а потому безжалостно уничтожали красивую птицу, впервые, кстати, попробовавшую мясо лишь после появления европейцев. Ведь до этого в Новой Зеландии вообще не было млекопитающих, кроме летучих мышей, и только переселенцы-англичане приучили кеа к необычному виду пищи. Дело в том, что до изобретения судов-рефижераторов новозеландцы отправляли в Англию только шерсть овец, а туши выбрасывали. Да и потом вокруг боен хватало пищи для сытого существования не одному десятку крылатых «санитаров». Однако обвинение в нападениях на живых овец большинство зоологов категорически отвергает.

Водятся в горных чащах Фьордленда также красивейший изумрудный попугай, голосистая птица туи и лучший по общему признанию певец горных лесов, прозаически именуемый желтой вороной.

А в 1948 году на берегах озера Те-Анау натуралист-любитель Орбелл обнаружил считавшуюся давно вымершей птицу такахе, что стало крупнейшим орнитологическим открытием XX века. Такахе — нелетающая птица размером с большого гуся. Она отличается ярким, красивым оперением, сильными ногами и коротким толстым клювом ярко-красного цвета. Когда-то, до прихода европейцев, такахе на Южном острове было так много, что все западное побережье маори называли "местом, где живут такахе".

Для переселенцев из Англии неспособная улететь дичь стала легкой добычей, и уже в конце XIX века охотники перестали встречать такахе. Считалось, что они истреблены полностью, но спустя более чем полвека оказалось, что несколько пар уникальных птиц нашли себе приют на берегах труднодоступного горного озера. Теперь район их обитания находится под строгой охраной, и редкий вид птиц, кажется, спасен от гибели.

Некоторые оптимисты-зоологи верят, что в неприступных уголках Фьордленда могли уцелеть до наших дней и исполинские птицы моа — трехметровые гиганты новозеландской фауны. Исчезнувшие несколько веков назад, они были самыми большими птицами Земли наряду с тоже вымершим ныне обитателем Мадагаскара — гигантским страусом-эпиорнисом. Увы, надежды оптимистов, скорее всего, беспочвенны. Следов моа пока обнаружить не удалось.

А на автомагистралях южной части острова можно нередко увидеть необычный дорожный знак с изображением заключенного в красный круг пингвинчика. Так дорожная служба предупреждает о местах перехода желтоглазых пингвинов — маленьких симпатичных птиц, совсем непохожих образом жизни на своих полярных собратьев. Они устраивают себе гнезда в лесу, в нескольких километрах от берега, и ежедневно неторопливо шагают к морю, где добывают пищу для себя и своего потомства.

Из самого южного в Новой Зеландии крупного города Данидина в Страну фьордов можно добраться и по суше, и морем В наиболее популярный из заливов Фьордленда — Милфорд-Саунд — ведет от озера Уаикатипу узкая дорога по изумительной красоты ущелью. Новозеландцы прозвали этот путь "Тропой Чудес". Само же овеянное легендами озеро связано с обжитыми районами восточного побережья старинным трактом, проложенным когда-то золотоискателями. В свое время Уаикатипу пережило период "золотой лихорадки", когда на его берегах, как грибы, возникали палаточные городки и золотые прииски. Но запасы драгоценного металла скоро закончились, и теперь лишь эта старая дорога напоминает о былых временах.

Не менее интересно, да и более доступно для неподготовленного к горным походам туриста путешествие по фьордам на теплоходе. Такое плавание позволит независимо от погоды (которая здгсь изобилует дождями и туманами) насладиться фантастическими пейзажами Страны фьордов и, в частности, побывать в спрятавшемся за гористым островом Резольюшен заливе Даски-Саунд, где более двух веков назад располагался лагерь экспедиции Кука, составившего первую карту побережья Фьордленда Он же назвал именем своего корабля «Резольюшен» и остров, закрывающий гостеприимный и живописный залив от осенних штормов.

А в сотне миль к северу врезается на сорок километров в глубь побережья главная достопримечательность Фьордленда — прославленный Милфорд-Саунд. И когда судно минует охраняющую вход в него гору Митре, вознесшую свою вершину на тысячу семьсот метров над морем, и окажется в окружении крутых лесистых склонов прибрежных хребтов, путешественнику начинает казаться, что он заплывает в сказку. То голубые, то изумрудные воды фьорда не колышет ни малейший ветерок. Из зеленых чащ доносится нежный голосок птицы туи. Впереди, у поворота залива, серебрится длинная пенная лента водопада, а еще дальше, в самой глубине, возвышаются снежные пики гор Гумбольдт, за которыми скрывается таинственное и манящее к себе озеро Уаикатипу.

У подножья гор укрылось единственное поселение на всем побережье Национального парка — туристская база Милфорд-Саунд, откуда живописная тропа приведет путешественника к удивительному и грандиозному чуду природы Южных Альп — сумасшедшему прыжку могучей реки с черного обрыва, носящему название водопад Сатерленд.

От него несложный перевал выводит туриста к берегам просторного и глубокого озера Те-Анау, обиталищу неуклюжей красноклювой такахе — невымершей, к счастью, жемчужины птичьего царства. Дальнейший путь приведет к пролегающей чуть севернее "Тропе Чудес", по которой можно вернуться в Милфорд-Саунд.

Но впечатление от Южного острова будет неполным, если не продолжить путешествие за северную границу Фьордленда — к фьордам Уэстленда, расположенным у подножья высочайшей вершины Новой Зеландии, горы Кука. Потрясающий пейзаж, открывающийся здесь взору человека, можно весьма приблизительно описать как швейцарский вид в районе Монблана с приморским ландшафтом Норвегии на переднем плане. Это настоящая симфония форм и красок моря, джунглей, снега, льда и камня.

Конечно, по-настоящему почувствовать чарующую и даже пронзительную красоту этого горного пейзажа можно только, пройдя самому по кручам и льдам Южных Альп К тому же захватывающее дух путешествие по голубовато-белым склонам ледника Франца-Иосифа, достигающего почти шестисот метров в толщину, заставит путешественника пережить немало острых ощущений при переходах трещин по снежным мостам и спусках с почти отвесных ледопадов.

Выход же из зоны льдов к морю через туманные влажные леса, заросшие доходящими до пояса мхами и оглашаемые звонким птичьим пением станет эффектным заключительным аккордом в этом полном ярких впечатлений, удивительных контрастов и незабываемых пейзажей путешествии на противоположную от Москвы сторону земного шара, в самый прекрасный уголок Океании — новозеландский Фьордленд.

 

Острова Гавайи и Мауи

 

Гавайский архипелаг

Больше половины всей территории Гавайского архипелага приходится на долю его самого большого острова — Гавайи Его часто называют "Островом Вулканов", и для этого есть все основания, поскольку породили Гавайи целых пять огнедышащих гор, слившихся в единый массив. Второе свое прозвище — "Остров Орхидей" — Гавайи получил за богатство и экзотический облик тропической растительности.

И, наконец, еще одно, тоже вполне заслуженное, наименование этого благодатного клочка суши в бескрайних просторах Тихого океана — "Остров Мечты". Действительно, мало какой уголок нашей планеты подарит путешественнику такое многообразие удивительных чудес живой и неживой природы. Аквалангисты найдут здесь поразительное богатство подводных коралловых чащ с их уникальным миром рыб, водорослей и моллюсков. Любители серфинга насладятся катанием на самых потрясающих волнах, какие только есть в океане. А у самого берега гребень прибойной волны запрокидывается так, что образуется настоящий голубовато-зеленый туннель — знаменитая "труба Банзай" — неповторимое чудо Гавайев и мечта серфингиста.

Необычны на острове Гавайи пляжи — они сложены черным песком, образовавшимся из перемолотых прибоем базальтовых лав. Такие пляжи особенно сильно нагреваются под жарким солнцем, доставляя массу удовольствия купальщикам. Еще большее наслаждение получают на острове любители живой природы.

Дующие здесь влажные океанские ветры — пассаты — приносят на восточные склоны острова обильные осадки, и в сочетании с тропическим климатом создают благодатные условия для флоры. Побережье острова покрыто удивительно красивыми лесами.

Главное в них — древовидные папоротники, самое характерное дерево архипелага. Один из уголков Национального парка Гавай так и называется: "Папоротниковые джунгли". Эти древние растения в изобилии встречаются в лесном поясе вулканических гор, достигая порой высоты в пятнадцать метров. Их толстые стволы, черные и мягкие, как губка, поднимаются вверх могучими колоннами, лишь наверху выбрасывая в стороны целый пук больших перистых листьев. Среди папоротников часто встречаются узкие и высокие зеленые свечи араукарий — единственного хвойного дерева на острове. Не редкость тут и ценное сандаловое дерево, безжалостно вырубавшееся раньше из-за пользовавшейся высоким спросом ароматной древесины. А в некоторых долинах можно увидеть оригинальные деревья, получившие у туристов шутливые названия: "Розовое великолепие" и "Золотое великолепие". Стволы их тонки, а ветки, унизанные цветами, клонятся книзу и напоминают цветочные гирлянды, которыми любят украшать себя гавайцы во время праздников.

Все деревья густо оплетены лианами и пестреют множеством орхидей и других экзотических цветов. На ветвях их нередко растут мелкие разновидности папоротников, создавая своими пышными зелеными сгустками впечатление больших птичьих гнезд. Нежно-малахитовые резные листья, образующие эти «гнезда», украшены сетью дивных по красоте фиолетовых прожилков. Земли почти не видно: она покрыта сплошным ковром из травы и пушистого мха.

Обилие влаги, кстати, благоприятствует не только развитию флоры. Остров Гавайи славится и множеством водопадов, срывающихся со склонов вулканов прямо в море и выглядящих с палубы корабля сверкающими серебряными лентами, оживляющими однотонное зеленое покрывало склонов. Самый высокий из них — водопад Акака — падает с высоты в сто сорок метров!

В лесах Гавайских островов можно ходить без опаски, так как в них не водится ни крупных, ни мелких хищников. Здесь нет также ни змей, ни пиявок, ни комаров и москитов, так отравляющих жизнь путешественникам в тропических районах. Животный мир архипелага вообще не богат видами. Но зато большинство здешних обитателей встречается только на этих островах. В основном это редкие птицы, такие как чудом спасенная от полного истребления гавайская казарка или крохотная гавайская цветочница, порхающая над орхидеями, подобно латиноамериканским колибри, и ловко добывающая нектар из цветов своим тонким изогнутым клювом.

Однако главное, ради чего приезжают на Гавайи туристы не только из Гонолулу, столицы архипелага, расположенной на острове Оаху, но и из Австралии, Японии и Северной Америки — это его огнедышащие горы, потрясающие, невероятные, непохожие на вулканы других районов мира.

Из пяти вулканов острова два — Мауна-Кеа и Кохала — давно затихли и ничем не проявляют свой когда-то буйный нрав. Мауна-Кеа, высочайшая гора в Океании, достигает высоты в четыре тысячи двести метров над уровнем моря. Ее пологая вершина почти всегда увенчана снежной шапкой, за что гора и получила свое название. (Мауна-Кеа пополинезийски — "Белая гора".)

Еще один вулкан острова, Хуалалаи, тоже считался потухшим, но в 1801 году внезапно ожил ненадолго, как бы предупредив, что его рано списывать со счетов, после чего опять успокоился и спит вот уже два века.

Зато два оставшихся "окна в недра" — вулканы Мауна-Лоа и Килауэа — с лихвой компенсируют сонливость и вялый характер своих собратьев. Более активной вулканической пары не встретишь больше нигде на земном шаре. Мауна-Лоа извергается в среднем один раз в три с половиной года, а Килауэа — еще чаще. За последние десять лет произошло пятьдесят его извержений, причем однажды он бушевал, не переставая, два с половиной года.

Мауна-Лоа всего на сорок метров ниже, чем Мауна-Кеа, но по объему намного превосходит своего соседа. Недаром ее название переводится как "Великая гора". Лава гавайских вулканов очень жидкая и легко растекается в стороны, поэтому своим силуэтом Мауна-Лоа напоминает не высокий остроконечный конус, подобно Фудзияме или Этне, а скорее исполинский хлебный каравай. Основание этого пологого купола на уровне моря достигает ста километров в диаметре, а на дне океана, на более чем шестикилометровой глубине, его поперечник составляет четыреста километров!

Перенесенный в Европу, Мауна-Лоа занял бы всю Швейцарию. Строго говоря, Мауна-Лоа и Мауна-Кеа — высочайшие горы мира, так как их высота, считая от морского дна, превышает десять километров. А лавы, из которой состоит исполинская махина острова Гавайи, хватило бы, чтобы покрыть всю Канаду или Китай слоем толщиной в пять метров.

Гавайский архипелаг протянулся на три тысячи километров с юговостока на северо-запад в северной части Тихого океана. Здесь, в центре Тихоокеанской литосферной плиты, находится так называемая горячая точка, над которой магма, проникающая из верхней мантии, воздвигает вулканический остров. Сама плита движется на северо-запад со скоростью пятнадцать сантиметров в год, а "горячая точка" остается на месте. Поэтому образовавшийся вулканический клочок суши скоро оказывается в стороне от нее, и тогда выходящий из глубин расплав начинает формировать новый остров рядом с ним. Так за десять миллионов лет образовалась грандиозная вулканическая гряда, у которой самые древние, давно потухшие вулканы «отъехали» от "горячей точки" на тысячи километров, а самый молодой остров — Гавайи — продолжает расти и в наши дни. И главный его строитель — Мауна-Лоа.

На вершине этого вулкана в огромном кратере площадью в десять квадратных километров и глубиной в двести метров во время извержений образуется лавовое озеро, уровень которого постепенно растет. Наконец, лава достигает краев кратера и огненной рекой льется вниз. Жидкая расплавленная горная порода течет по склонам с большой скоростью, иногда до пятидесяти километров в час, сжигая все на своем пути и образуя на крутых уступах потрясающие воображение огненные водопады, или, точнее говоря, «лавопады». Часто поток лавы достигает берега океана, и тогда побережье окутывается густыми облаками пара, а остров немного вырастает за счет образовавшейся лавовой террасы. Так, во время извержения Мауна-Лоа в 1980 году площадь острова Гавайи увеличилась на два квадратных километра.

Высота Килауэа — всего тысяча двести метров. Он расположен на восточном склоне Мауна-Лоа и раньше считался его боковым кратером. Потом выяснилось, что у Килауэа — своя система подводящих лаву каналов, да и состав этой лавы отличается от извергаемой Мауна-Лоа.

Десятки лет в главном кратере Килауэа, носящем красивое полинезийское имя Халемаумау, то есть "Дом Огня", кипело озеро жидкой лавы. Порой лишь тридцать метров отделяли поверхность расплава от кромки кратера. Но в 1924 году уровень огненного озера вдруг понизился до глубины в двести метров. А поверхность его покрылась коркой застывшей лавы шестиметровой толщины, по которой можно было ходить, словно по льду.

Сейчас такие прогулки являются главной целью всех, прибывающих на Гавайи. Однако они возможны лишь в перерывах между извержениями и только по специально проложенным дорожкам, иначе туристам грозит опасность вернуться с прогоревшими подошвами (а то и вовсе не вернуться).

По нескольку раз в год в недрах Килауэа слышится глухой шум, после чего в лавовой корке кратерного озера разверзаются трещины километровой длины, змеящиеся огненными зигзагами, словно молнии, пробегающие по земле. Чаша кратера наполняется вулканическим расплавом, и над поверхностью этого пылающего озера вздымаются фантастические огненные фонтаны жидкой лавы, иногда высотой до трехсот метров.

Характерной для такого типа вулканизма (вулканологи называют его "гавайским") была картина, наблюдавшаяся при извержении в 1959 году бокового кратера вулкана, носящего название Килауэа-Ики ("Малого Килауэа"). 14 ноября в двадцать часов напор сжатых газов вызвал первый взрыв, разрушивший корку лавы в кратере. Гребень кратера, девяносто лет не проявлявшего активности, тоже раскололся сразу в десяти местах. Из щелей и отверстий, образовавшихся в кратере, фонтанами била жидкая лава.

Когда избыточное давление газов спало, все, кроме двух, отверстия и трещины закрылись. Из оставшихся «окон» лава фонтанировала, взлетая на высоту шестидесяти метров. Затем закрылась еще одна отдушина. Но из последней фонтан бил теперь вверх на двести метров. К концу недели высота фонтана достигла четырехсот метров, после чего выброс лавы прекратился.

Через двенадцать дней после первой активной фазы произошло следующее извержение Килауэа-Ики. На этот раз фонтан поднялся на высоту трехсот с лишним метров. В самом кратере образовалось лавовое озеро глубиной в сто тридцать метров.

29 ноября вверх взметнулся на шестьсот метров новый грохочущий столб пламени и жидкой лавы. То был самый высокий фонтан, наблюдавшийся за всю вековую историю изучения гавайских вулканов.

Этот могучий всплеск ознаменовал конец извержения Килауэа-Ики. Жидкая лава озера втянулась в недра огненным водоворотом, а часть ее застыла, снова образовав корку на дне кратера.

Затем вдоль зоны трещин на юго-востоке острова началось новое извержение, сопровождавшееся излиянием лавы и образованием лавовых потоков на склонах Килауэа. Устремившись вниз, они сжигали плантации сахарного тростника на побережье, рощи папайи и апельсинов, посадки орхидей. С огненными реками боролись, возводя бульдозерами на их пути земляные валы и отклоняя поток в сторону от возделанных земель.

Вдоль зоны трещин протянулась цепочка маленьких кратеров, которые выбрасывали пар, газы и лаву в воздух над жерлами. Капли лавы, застывшие в воздухе, падали на землю в виде длинных игл, так называемых волос Пеле, по имени полинезийского бога огня.

Понятно, что подобное зрелище никого не может оставить равнодушным. И, что весьма существенно, наблюдать лавовые фонтаны и потоки огненных рек на Килауэа можно, во-первых, довольно регулярно, а во-вторых, в сравнительно безопасной обстановке.

Путешественник, попавший на остров Гавайи, может при желании подняться к кратеру Килауэа даже на автобусе, так как сюда проложена асфальтированная дорога. Но интереснее подняться к вулкану пешком по тропе, проложенной через леса сандалового дерева и древовидных папоротников. Всего через несколько часов пути можно достичь гребня Килауэа-Ики.

Картина, открывающаяся взору, захватывает дух. Вдали курится пар над основным кратером Халемаумау, а прямо под ногами — темно-серая гладь кратерного озера, прорезанная алыми трещинами и окутанная серными испарениями. Величие и грозная сила, которой дышит все окружающее, не поддаются описанию. Особенно впечатляет это зрелище ночью.
Тем же путешественникам, которые интересуются не только геологией, стоит совершить восхождение по склону Мауна-Лоа. В горных лесах здесь водится множество уникальных птиц, и, конечно же, упоминавшаяся выше гавайская казарка, которую уже к середине XIX века практически полностью истребили на большинстве островов архипелага. Однако зоологи сумели организовать разведение редких птиц в зоопарках, а затем в 1960-е годы вновь заселить ими склоны Мауна-Лоа. Встречаются здесь и редкие гавайские утки-кряквы, гавайские вороны и единственная на островах хищная птица — гавайский канюк. Изредка можно увидеть также крохотного и очень красивого медососа или мелькающих над лугом, подобно бабочкам, гавайских цветочниц. Все они не водятся больше нигде, кроме Гавайского архипелага.

К сожалению, завезенные на Гавайи и одичавшие здесь козы и свиньи нанесли большой урон островной фауне пернатых. Некоторые виды птиц исчезли совсем, и лишь создание Национального парка дало возможность выжить остальным. Тем не менее любители живой природы найдут в зеленых чащах, покрывающих нижнюю часть гигантского вулканического массива, немало интересного. Да и на побережье можно встретить уникальных животных, таких как гавайский тюлень-монах.

Так что прибывшим на остров туристам есть на что посмотреть и чему подивиться. Однако чарующие картины зеленого тропического рая и роскошь океанских пляжей не могут, конечно, затмить впечатление от грандиозного зрелища пылающих красными молниями трещин, огненных лавопадов и фонтанов жидкой лавы, взлетающих на высоту Останкинской телебашни.

По-видимому, это единственное место на Земле, где так близко и так непосредственно можно заглянуть в недра нашей планеты и услышать их грозное дыхание.

А совсем рядом с островом Гавайи путешественников ожидает другая природная жемчужина вулканического архипелага — удивительный, овеянный легендами остров Мауи.

Откуда ни подплываешь к этому острову: с запада, от острова Молокаи, с востока, от берегов острова Гавайи, или с севера, со стороны открытого океана — каждый раз его еще издалека встречает могучий силуэт поднимающегося над островом на три километра величественного горного сооружения — кратера Халеакала.

Подняться на него нелегко— склоны вулкана покрыты густыми зарослями тропической растительности и россыпями черных базальтовых глыб, так "то восхождение займет не меньше двух дней. Но даже тот, кто предпочитает современный комфорт и поднимется к вершине на автомобиле по извилистой двадцатикилометровой дороге, надолго запомнит миг, когда под его ногами неожиданно откроется бескрайняя чаша одного из самых больших вулканических кратеров мира.

Кратер Халекаала был открыт в 1778 году великим мореплавателем Куком. Он нанес вулкан на карту под его полинезийским названием, которое в переводе означает "Дом Солнца".

Жители Гавайских островов рассказывают легенду, согласно которой здесь когда-то сумел поймать Солнце бог Мауи, именем которого назван остров. Случилось это, как говорит легенда, из-за того, что наше дневное светило стало очень спешить. Оно пробегало по небу слишком быстро, и день укоротился настолько, что однажды богиня Хину, мать Мауи, даже не успела просушить вытканное ею в это утро покрывало. Рассердившись на Солнце, она приказала сыну изловить его и покончить с неуместной торопливостью небесного светила.

Мауи сплел веревку из волокон кокосовой пальмы и спрятался на вершине вулкана. И как только первые лучи Солнца показались из-за скал, он привязал их веревкой и поймал светило. Плененное Солнце вынуждено было дать слово никогда больше не нарушать привычного темпа движения, и с тех пор день на Гавайских островах больше не укорачивался. Правда, жители острова Мауи, зная непостоянство богов, ежегодно приносили им жертвы, бросая в кратер вкусные яства и кокосовые орехи. Считалось, что вкусившие даров Мауи и Хина будут строже следить за легкомысленным светилом.

В отличие от своих пылающих жаром соседей: вулканов Мауна-Лоа и Килауэа на соседнем острове Гавайи, Халеакала считается сейчас потухшим, хотя, возможно, он просто ненадолго уснул. В последний раз вулкан извергался в 1790 году. За два века, прошедших с тех пор, на дне гигантского кратера, площадь которого достигает пятидесяти квадратных километров, кое-где выросли леса, а по склонам проложили себе путь ручьи, образовавшие внизу небольшое озеро. Крутые базальтовые обрывы поднимаются почти на километр над дном вулканической впадины, словно крепостные стены.

В северной части кратера на зеленых лугах местные жители пасут скот, а на юго-западе его раскинулись песчаные пустыни, цвет которых меняется от светло-бежевого до темно-коричневого и даже багровокрасного. Среди этого зловещего пейзажа тут и там поднимаются на двести-триста метров над багровеющей равниной разноцветные конусы вторичных вулканчиков, создавая своеобразный марсианский ландшафт.

Сам кратер не круглый, а вытянут на двенадцать километров с запада на восток; его ширина с севера на юг — четыре километра. Когда-то вулкан был на триста метров выше, но верхушка его была снесена во время последнего извержения.

Склоны Халеакала, в отличие от большинства вулканических кратеров, не выглядят идеально правильными. Они частично разрушены и рассечены глубокими ущельями. На востоке и на севере в кромке кратера зияют два огромных пролома «ворота» Каупо и Кулау. По этим грандиозным коридорам внутрь вулканической впадины врываются океанские ветры, приносящие облака и дожди.

Кстати, благодаря такому строению кратера здесь можно наблюдать любопытное оптическое явление, описанное ранее в немецких горах Гарца — так называемого Брокенского призрака. Тень человека, стоящего на кромке вершины, проецируется в увеличенном виде на серую пелену облаков, заполняющих кратер у его ног, создавая впечатление, что там движется какой-то великан. В свое время в Гарце такие «призраки», появлявшиеся близ горы Броккен, вызывали суеверный страх у местных жителей, считавших, что на горе собираются на свой шабаш ведьмы со всей округи.

В 1960 году Халеакала был объявлен Национальным парком, и теперь все живописные и необычные уголки исполинского кратера соединяет сеть специальных дорожек, по которым туристы могут добраться до самых отдаленных мест этого удивительного замкнутого мира и насладиться зрелищем его многочисленных природных чудес.

Путешественник увидит в гигантской вулканической чаше застывшие лавовые реки и вспучившиеся коническими каменными вигвамами иссиня-багровые вторичные вулканы. Он сможет полюбоваться переливающимися красно-коричнево-черной гаммой оттенков вкраплениями вулканического стекла-обсидиана в темных высоких обрывах, сложенных из серого слоистого пепла.

А самое главное — открыть для себя удивительное растение, встречающееся только в кратере Халеакала и носящее поэтичное название "серебряный клинок". Это редкостное ботаническое чудо напоминает поседевшего серебристого дикобраза или какой-то ощетинившийся острыми длинными перьями шар, из середины которого возносится вверх толстый мясистый ствол-цветоложе, покрывающийся один раз за всю жизнь растения букетом пурпурных цветков.

"Серебряный клинок" живет всего около двадцати лет, достигая за это время трехметровой высоты. Затем он на некоторое время зацветает, поражая зрителей размерами, и красками, и ароматами. Затем растение умирает, и его узкие серебряного цвета саблевидные листья, за которые оно и получило свое название, вянут и опадают.

Дикая красота пейзажей, открывающаяся с гребня Халеакала, не раз вдохновляла художников и писателей. Они посвятили вулкану немало произведений. Среди посетивших это чудо природы на далеком тихоокеанском архипелаге были такие замечательные художники слова, как Марк Твен и Джек Лондон.

Марк Твен, побывавший на Мауи в 1866 году, описал свое восхождение на вулкан в книге воспоминаний о странствиях своей молодости. Веселая компания молодых жизнерадостных любителей приключений два дня карабкалась по склонам Халеакала, чтобы добраться до вершины. (Тогда ведь еще не было не только автодороги наверх, но даже сносной тропы, не говоря уже о том, что первая карта вулкана была составлена три года спустя после их визита.)

Проведя ночь у костра (температура при подъеме на вулкан снижается на пятнадцать градусов), замерзшие путники выбрались, наконец, на кромку кратера и долго стояли, потрясенные открывшимся видом. Потом молодой энтузиазм взыграл в их жилах, и чтобы согреться, они стали подкатывать к обрыву и сбрасывать вниз здоровенные базальтовые глыбы величиной с бочонок виски. Размявшись таким образом и показав вулкану свою удаль, Марк Твен и его спутники двинулись в обратный путь.

Сейчас туристы поднимаются на вершину по извилистой тропе, проходящей по зеленым лугам и эвкалиптовым рощам. Как правило, они не удовлетворяются зрелищем с расположенной наверху обзорной площадки Калахаку, а спускаются вниз, желая оставить свои следы и на лесных тропинках у кратерного озера, и на вулканическом песке пустынных южных районов кратера. Кроме того, конечно, невозможно уйти из Халеакала, не увидев своими глазами легендарный "серебряный клинок".

Многие путешественники остаются в кратере на ночь, чтобы полюбоваться самым впечатляющим зрелищем, которое может подарить своим гостям Халеакала — восходом солнца над кромкой кратера в обрамлении причудливо клубящихся облаков и черных силуэтов лавовых останцов на гребне.

Редкое сочетание суровости и красочности вулканического ландшафта Халеакала никого не оставляет равнодушным. Но колдовское очарование "Дома Солнца" невозможно передать словами — его нужно испытать самому. В свое время это точно подметил Джек Лондон, написавший после возвращения с острова Мауи: "Халеакала несет особое послание душе человека, послание такой красоты и чудодейственной силы, что из вторых рук его получить невозможно".

 
 
Читать дальше:
 

Великие заговоры часть 11

Заговор против Карла IV. Государственный переворот в Швеции. Заговор Мале. Пронунсиамиенто Риэго. Заговор декабристов.
 

Добавить комментарий

8 + 9 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.