Антарктида

Все чудеса природы. Антарктида

Антарктида: шельфовый ледник Росса, оазис Бангера, остров Десепшен. Айсберги в Арктике и Антарктике. Блу-Хоулс в Атлантическом океане.
Антарктида. Антарктида. 20.02.2017 / 11:18 | Варвара Покровская

Шельфовый ледник Росса

 

Как известно, великому мореплавателю Куку так и не удалось добраться до берегов Антарктиды. Лишь почти через полвека после его плавания корабли российской экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева сумели в двух местах подойти к побережью южного континента. А еще через двадцать лет, в 1840 году, знаменитый полярный исследователь, первооткрыватель Северного магнитного полюса Джеймс Кларк Росс направился в Антарктиду, чтобы попытаться открыть на этот раз и его южный аналог.

И хотя на Южном магнитном полюсе ему побывать не удалось, отважный капитан сделал множество важнейших географических открытий, и теперь его имя по праву украшает карту Антарктиды, и притом не единожды.

Росс первым прошел так далеко на юг, добравшись через опасные плавучие льды почти до восьмидесятого градуса южной широты. Он открыл самый большой и активный действующий вулкан Антарктиды — Эребус, положил на карту море и остров, названные позже его именем, а потом попытался пройти еще южнее. Но путь ему преградила обрывавшаяся отвесно в море исполинская ледяная стена высотой с двадцатиэтажный дом.

"Сразиться с этой преградой — все равно, что пытаться проплыть сквозь скалы Дувра", — записал в своем дневнике Росс.

Это был край самого большого в Антарктиде шельфового ледника, который тоже носит теперь имя отважного английского мореплавателя. Ледяную преграду, вставшую на его пути, капитан назвал Барьером Виктории, в честь своей королевы. (Теперь, впрочем, история восстановила справедливость и на картах он значится как Ледяной Барьер Росса.)

Ледник Росса почти полностью заполняет всю южную часть моря Росса. С востока на запад он тянется на восемьсот километров, а в глубь Антарктиды врезается почти на тысячу. По площади он равен острову Мадагаскар и превышает территорию Швеции, Испании или Франции. Толщина треугольной ледяной плиты постепенно уменьшается с юга на север. У берега Антарктиды она составляет более километра, а близ океана, там, где ее внешний край обрывается Ледяным Барьером Росса, лед имеет в толщину примерно двести метров.

Шельфовые ледники образуются там, где материковые ледниковые потоки спускаются с берегов Антарктиды в заливы океана. При этом они продолжают двигаться по дну материковой отмели — шельфа — до глубины примерно триста метров. Затем ледяной язык всплывает, сливаясь с соседними ледниковыми выступами в единый массив, и вся эта масса льда продолжает двигаться, пока не заполняет весь залив.

Выйдя за его пределы, ледник лишается защиты берегов, и волны, раскачивающие огромное ледяное поле, начинают обламывать его края. Так образуются столовые айсберги — плавучие ледяные острова Антарктиды. Такие айсберги намного превышают размерами ледяные горы, отрывающиеся от ледников Шпицбергена или Гренландии. Иной раз их величина просто поражает. Например, зимой 2000 года новозеландские моряки заметили к югу от своих берегов ледяную громаду величиной с остров Ямайка!

А самый большой столовый айсберг имел площадь более тридцати тысяч квадратных километров, то есть был больше Сицилии. Такие ледяные острова обычно возвышаются над водой на тридцать-сорок метров, а в глубину уходят на двести метров и более.

Шельфовый ледник Росса питается ледниками, стекающими со склонов гор Земли королевы Мод и с Трансантарктического хребта. Эти могучие горные системы, поднимающиеся на четыре километра над уровнем моря, дают начало нескольким ледниковым потокам, сливающимся на побережье моря Росса в единое ледяное поле. Оно медленно, но неуклонно двигается в сторону открытого моря со скоростью до километра в год. По мере продвижения лед подтаивает снизу, и образуются холодные придонные течения, направленные на север, к океану.
Внешний край ледника, тот самый Барьер Росса, действительно отдаленно напоминает меловые утесы Дувра, столь близкие сердцу английских моряков. Именно здесь под действием штормов происходит растрескивание двухсотметровой толщи ледника и откалывание ледяных островов-айсбергов. Количество их в Антарктике, по сравнению с арктическими водами, огромно. Иной раз с палубы корабля видно одновременно до тысячи плавучих ледяных глыб.

Однако образование трещин и отрыв кусков ледяного поля характерны лишь для краевой зоны ледника. В целом же на шельфовых ледниках трещин нет, и двигаться по ним намного легче, чем по материковым льдам Антарктиды. Не случайно именно из моря Росса начиналось большинство экспедиций к Южному полюсу.

Район этот привлекал исследователей еще и тем, что здесь сосредоточен целый букет достопримечательностей, заслуживающих внимания ученых, в частности, действующий вулкан Эребус, отсветы огня над которым превратили его в своеобразный маяк для всех, кто плавает в море Росса. А неподалеку, на Земле Виктории, располагался еще недавно Южный магнитный полюс. Сейчас его местоположение сместилось севернее, и точка полюса находится в океане, рядом с берегом Антарктиды.

Открытие и изучение магнитного полюса на Южном материке связано с именем знаменитого австралийского полярника Моусона, участника английской антарктической экспедиции Шеклтона. Он побывал там, пока Шеклтон с тремя спутниками пытался штурмовать Южный полюс. Попытка англичанина не увенчалась успехом, и полюс покорился людям лишь четыре года спустя, когда его достигли норвежец Амундсен и шотландец Скотг. Моусон же в отсутствие руководителя экспедиции не терял времени даром и сумел вместе с двумя другими исследователями побывать в точке, со времен Росса уже полвека манившей ученых. Тот же Моусон с двумя спутниками первым покорил и грозный вулкан Эребус, возвышающийся на четыре километра над вечными льдами Антарктиды.

Это случилось в 1908 году. Ученые за три дня поднялись к вершине огнедышащей горы и осмотрели все три ее кратера. Самый большой из них имел триста метров в глубину и восемьсот метров в диаметре. На дне его из нескольких отверстий вырывались лава, огонь и дым и находилось жидкое лавовое озеро. В сочетании с сильным морозом и ветром это делало пребывание на вершине "не самым комфортным занятием", по признанию Моусона.

Следует заметить, что лавовое озеро Эребуса, существующее и сегодня — редчайшее явление в мире вулканов. Кроме антарктического гиганта, долговременно живущие озера жидкой лавы отмечены только еще в кратере вулкана Килауэа на Гавайских островах и в кратере НьиРагонго в Африке. Однако огненное озеро среди вечных снегов и льдов производит, без сомнения, более сильное впечатление.

Хватает работы в море Росса не только геологам и магнитологам. Биологи также считают этот район одним из интереснейших в Антарктиде. Несмотря на суровый климат, у края шельфового ледника кипит жизнь. Холодные течения, несущие богатую кислородом воду, способствуют развитию морских микроорганизмов и водорослей, в свою очередь, привлекающих сюда многочисленные стаи крохотных креветок и разнообразных рыб. За креветками приплывают в море Росса усатые киты. А рыбы — желанная пища для тюленей и морских птиц. Кстати, именно Росс открыл здесь в свое время новый, четвертый вид антарктических тюленей. Он получил название тюленя Росса.

Однако птицы намного превосходят числом китов и ластоногих. На скалах у краев ледяного барьера гнездятся десятки тысяч чаек, буревестников, морских ласточек и поморников. Последние залетают нередко и в глубь континента. Американские зимовщики наблюдали их даже на Южном полюсе.

Но наиболее многочисленные обитатели Антарктиды — конечно, пингвины. Численность населения их колоний достигает нескольких сотен тысяч птиц. Пингвинов, как и тюленей, здесь водится несколько видов: маленькие пингвины Ад ели, более крупные — королевские и самые большие — императорские. Особенно интересны живущие лишь в двух местах Антарктиды императорские пингвины. Эти крупные птицы весят порой до восьмидесяти килограммов и обладают огромной силой. Был случай, когда пять моряков не могли удержать одного такого "императора".

Единственное яйцо самка пингвина откладывает прямо на лед, после чего заботу о нем принимает на себя отец семейства. Он укладывает яйцо себе на лапы и накрывает жировой складкой, свисающей внизу туловища. После этого самец три месяца не сходит с места и не ест, высиживая потомство, а самка это время восстанавливает силы, занимаясь ловлей рыбы в прибрежных водах. Затем родители меняются ролями.

Пингвины прекрасно приспособились к жизни в суровых условиях района моря Росса, где у них лишь один опасный враг — морской леопард. Но этих хищных тюленей в антарктических водах относительно немного, и пингвиньи колонии процветают, невзирая на неласковый климат Антарктиды.

Любознательность и дружелюбный нрав этих необычных птиц изрядно скрашивают жизнь полярников на ледяном континенте. Любопытство пингвинов не знает предела. Достаточно, например, включить магнитофон, как десяток пернатых «меломанов» собирается вокруг человека, чтобы послушать музыку.

В свое время Ледяной Барьер Росса не пропускал к югу парусные корабли, да и сейчас его стена "не по зубам" даже современным ледоколам. Однако, с другой стороны, именно отсюда, из Китовой бухты (единственного места на барьере, где его высота снижается до семи метров), начинал свой победный поход к полюсу Амудсен. Здесь побывали в свое время экспедиции прославленных полярных исследователей Шеклтона, Моусона, Шарко, Дригальского и других. Да и сейчас тут работает американская полярная станция Мак-Мердо.

И если говорить о наиболее изученном участке Антарктиды, самого южного континента, то, без сомнения, это район моря Росса — огромного, протянувшегося почти до полюса водного пространства, укрытого белым панцирем самого обширного ледника Земли — шельфового ледника Росса.

 

Оазис Бангера

 

Антарктида

Всего дважды в истории открытия Земли важнейшие географические открытия делали не сухопутные путешественники или мореплаватели, а летчики. В 1935 году бесстрашный англичанин Джимми Энджел (в испанском произношении Анхель) открыл в горах Венесуэлы высочайший в мире водопад, а в 1947 году американец Девид Бангер в ходе исследования побережья Антарктиды посадил свой гидросамолет на большое озеро в центре впервые обнаруженного им «оазиса» у края ледового континента.

Оба этих объекта получили названия по именам открывших их пилотов. Но если водопады, пусть и не такие высокие, люди прекрасно знали и до полета Энджела, то обнаружение оазиса в "стране вечных льдов" стало одним из самых важных географических открытий XX века.

Оазис в данном случае — не поэтический образ или преувеличение. Действительно, на спрятанном под ледяной броней континенте впервые было открыто обширное пространство, свободное от льда и снега, усеянное озерами и скалами, пересекаемое весело журчащими ручьями — подлинный оазис жизни в ледяной пустыне. Размеры оазиса Бангера — пятьдесят на двадцать километров, а площадь достигает семисот пятидесяти квадратных километров. Если сравнивать его с хорошо знакомыми нам европейскими странами — это треть Люксембурга или две с половиной Мальты. Открытие Бангера вызвало огромный интерес, и в последние годы изучением оазиса занимались ученые многих стран. В 1956–1958 годах здесь работала советская полярная станция Оазис, благодаря чему удалось раскрыть многие секреты этого загадочного уголка Антарктиды.

Находится оазис Бангера в восточной части Земли Королевы Мэри, в трехстах шестидесяти километрах от российской станции Мирный, на шестьдесят шестом градусе южной широты. Всего двадцать километров отделяют его от Южного полярного круга.

Когда подлетаешь к оазису на самолете или вертолете, зрелище сверкающих на солнце синих и зеленых озер и черных скалистых холмов, разделенных серыми каменистыми котловинами, кажется в первый момент просто нереальным. Особенно поражает вид этого необычного ландшафта по контрасту с окружающей его со всех сторон бесконечной белой ледниковой равниной.

Еще сильнее удивляет оазис при более близком знакомстве. Ступив на его землю, путешественник видит перед собой сильно пересеченную местность, усеянную сопками до двухсот метров высотой и множеством скальных возвышений-холмов, между которыми располагаются неглубокие впадины, на дне многих из которых поблескивают озера. Облик ландшафта напоминает высокогорные пустыни Тибета или Восточного Памира. Сходство усиливается тем, что теплый воздух поднимается от нагретых скал вверх, и горизонт дрожит, как нередко случается в настоящей пустыне.

Ведь летом, в разгар полярного дня, воздух в оазисе прогревается до четырех градусов тепла, а на поверхности скал температура достигает плюс двадцати пяти!

Восходящие потоки нагретого воздуха, охлаждаясь на высоте, ежедневно образуют над оазисом белое кучевое облако, каких никогда не бывает в других районах Антарктиды.
Каменные бугры в оазисе, разбросанные беспорядочно, несут на себе следы обработки ледником: поперечные борозды, штрихи и царапины, сглаженные верхушки. Ледник же притащил и оставил в котловинах и на склонах россыпи гранитных валунов, очень похожих на те, что встречаются в Карелии или на Псковщине.

Озера оазиса Бангера делятся на две группы. Одни из них, самые большие, наполнены пресной водой и относительно глубоки. В солнечную погоду их поверхность сверкает яркой синевой. Неглубокие маленькие озера, как правило, соленые и имеют зеленоватую окраску. Температура воды в них достигает плюс одиннадцати градусов, тогда как в больших пресных водоемах — только двух-трех градусов выше нуля. Окраска малых озер объясняется бурным развитием в них мельчайших водорослей и микроорганизмов, придающих воде зеленоватый оттенок.

А вот на суше оазис Бангера беден органической жизнью. У подножья и в трещинах скал растут мхи и лишайники, а в глубоких расщелинах сопок откладывают яйца и выводят птенцов красивые белые птицы — снежные буревестники. Кроме них, в оазисе живут и хищные чайки-поморники — главные враги буревестников. Лишь изредка попадаются у берегов самого большого озера в оазисе (того самого, на которое «приводнился» в свое время Бангер) отдельные экземпляры пингвинов и тюленей. Почему же этих самых многочисленных обитателей антарктического побережья так мало в оазисе?

Дело в том, что водоем, о котором идет речь, — на самом деле не озеро, а залив, отделенный от открытого океана широкой сорокакилометровой перемычкой шельфового ледника Шеклтона. Перебраться через нее под силу лишь немногим особенно упорным пингвинам и тюленям.

Но как же все-таки образовался столь необычный ландшафт среди покрытого ледяным панцирем континента? По этому поводу вначале высказывались самые различные гипотезы. Одни ученые считали, что территория оазиса оттаяла под воздействием вулканического тепла. Ведь известно, что у берегов Антарктиды в трех местах существуют действующие вулканы. Возможно, в районе оазиса находится неглубоко залегающий вулканический очаг, который и растопил льды. Другие исследователи предположили, что нагрев поверхности оазиса Бангера вызван подземным пожаром в пластах каменного угля, которые выявлены геологами во многих районах Антарктиды. Подобные пожары известны и в других местах планеты, например, на Тянь-Шане или в горах Башкирии.

Но оказалось, что в окрестностях оазиса Бангера нет признаков вулканизма, да и угольных залежей тоже. В действительности причиной возникновения свободного ото льда участка суши оказался рельеф местности. Известно, что ледники стекают с материка к океану по неровностям рельефа, а в районе оазиса возвышенности расположены так, что заставляют ледниковые потоки стекать по ложбинам, огибая его с двух сторон.

И когда наступила эпоха всеобщего потепления климата, продолжающаяся и по сей день, существовавший на месте оазиса «местный» ледник растаял, а новые порции льда, двигавшиеся из центра Антарктиды, попасть сюда не могли. Так и возник этот необычный кусочек холодной каменистой пустыни среди льдов. По иронии судьбы, в таком окружении он действительно кажется оазисом и вот уже полвека продолжает привлекать внимание ученых и отдельных, особенно любознательных, представителей мира пернатых и ластоногих.

 

Остров Десепшен

 

Антарктида

У холодных берегов Антарктиды, возле нацелившегося острым клювом в сторону Южной Америки Антарктического полуострова, расположилась вулканическая гряда Южных Шетландских островов. Причудливо изрезанные береговые кручи их окрашены в два цвета: черный и беглый. У самой воды вороненую корку базальтов укрывают снежные заструги, а на гористых срединных частях островов расположились ледники.

Кажется, вечный и угрюмый, какой-то траурный покой царствует в этих суровых краях. Но один, самый маленький островок — Десепшен — дерзко нарушает молчаливую важность мрачного архипелага. Здесь в царство льдов и морозов дерзко врывается стихия огненных недр Земли, и сходящие на берег с круизных судов путешественники могут воочию познакомиться с самым южным (не считая антарктического вулкана Эребус) очагом активного вулканизма на нашей планете.

Сам остров Десепшен представляет из себя остаток огромного вулкана, конус которого, разрушенный взрывом, исчез, и в результате этого образовалась гигантская впадина-кальдера пятнадцатикилометрового диаметра. Неровные края кальдеры выступают из воды на 200–500 метров, а посередине, на месте кратера, находится почти круглая по форме бухта, укрытая от бурь и соединенная с океаном проливом полукилометровой ширины. С самолета Десепшен напоминает большую букву С, написанную черной тушью на серо-стальной поверхности океана.

Идеальную природную гавань с давних пор облюбовали китобои. Они обнаружили остров еще в 1820 году и больше ста лет использовали как базу для ремонта своих кораблей и разделки китовых туш. Лишь в 1931 году из Порт-Форстера (как назвали кратерную бухту) ушла последняя китобойная шхуна. Но вскоре настало время активного наступления мировой науки на неисследованный ледовый континент, и на Десепшен в 1944 году высадился сначала английский научный десант, затем, в 1948 и 1955 годах — аргентинские и чилийские полярники.

И привлекла их сюда не столько удобная бухта, сколько более серьезная причина: активная вулканическая деятельность на острове, которую наблюдали посещавшие его ранее моряки, начиная с 1842 года.

Как уже говорилось, все Южные Шетландские острова имеют вулканическое происхождение. В частности, соседние с островом Десепшен острова Пингвин и Бриджмен — тоже молодые вулканы, но уже потухшие. Впрочем, активность Десепшена проявлялась в первые годы научных наблюдений лишь в виде пробивающихся кое-где парогазовых струй — фумарол. Однако в ноябре 1967 года остров неожиданно ожил. Поверхность его начала ощутимо содрогаться от подземных толчков, и ученые поняли: назревает извержение.

После месячной подготовки Плутон показал свой характер. На северо-западном берегу бухты, прямо рядом с чилийской научной станцией, недра разверзлись, и из образовавшихся здесь двух кратеров начались выбросы пепла и мелких вулканических бомб-лапиллей— Еще один кратер появился на дне бухты, где затем возник новый остров.

Проведя десятиминутную «артподготовку», вулкан, казалось, успокоился, но через два часа последовало повторное извержение. В тучах клубящегося вулканического пепла беспрерывно сверкали разряды молний. Вылетавшие из огненных жерл сгустки расплавленной лавы остывали в воздухе и сплющивались, принимая вид караваев черного хлеба с потрескавшейся коркой. Они с гулом врезались в землю, легко прошивая насквозь стены и крыши построек. Чилийцы спешно покинули станцию и перебрались на английскую базу, расположенную на безопасном расстоянии, а затем всех ученых эвакуировали вертолетом на стоявшее у острова исследовательское судно "Шеклтон".

Через десять дней экипаж другого научного судна в бухте обнаружил появившийся из-под воды островок длиной в километр и шириной в четыреста метров. Он поднялся над гладью бухты на шестьдесят метров и был окружен облаком пара. Самый молодой остров на Земле так и назвали — «Новым». Правда, уже через три года новое извержение превратило его в полуостров.

Когда через год ученые вновь высадились на остров Десепшен, они увидели в северной его части шесть кратеров размером от 25 до 220 метров в поперечнике. Слой пепла на месте сгоревшей чилийской базы достигал полуметра. Даже на противоположном от кратеров конце острова были обнаружены вулканические бомбы диаметром до двух метров. Можно только догадываться о том, какие катаклизмы бушевали на окруженном льдами острове в глухую полярную ночь.

Февраль 1969 года ознаменовался новым извержением вулкана. Оно снова началось подземными толчками, продолжавшимися восемь дней, а затем последовали выбросы пепла и бомб, заставившие теперь и англичан покинуть свои домики и искать укрытия под ближайшими скалами. При этом спешившим в убежище полярникам пришлось увертываться от летящих сверху десятисантиметровых раскаленных лепешек лавы.

Часть ледника рядом с кратером растаяла, и мощный поток воды, смешанной с пеплом, ринулся к бухте, сметая по пути трактора и цистерны с горючим. На этот раз англичанам помогли чилийцы, принявшие их на борт своего научного судна. После извержения на восточной стороне Десепшена образовался гигантский четырехкилометровый разлом шириной в сто и глубиной в пятьдесят метров. Он рассек крупнейший ледник на острове — Блек-Глетчер. Над разломом клубились облака дыма от расположенных на его дне многочисленных фумарол.

В 1970 году было зафиксировано третье извержение. На этот раз произошел грандиозный взрыв, изменивший рельеф острова и очертания бухты Порт-Форстер. Часть одного из ледников испарилась, и на ее месте возник округлый кратер стометровой глубины. Диаметр его достигал трехсот метров! Многие долины были засыпаны пеплом, а на ледни ках его слой достигал двух метров По всему берегу валялись вулканические бомбы размером до двух с половиной метров Всего на острове было обнаружено тринадцать новых кратеров, причем в некоторых из них образовались горячие озера диаметром в 500–750 метров Вода в них имела ядовитый зеленовато-желтый цвет, а температура ее доходила до 50–60 градусов Беспокойный остров-вулкан всегда был обитаем Его постоянные жители — пингвины населяли четыре большие колонии на внешних берегах Десепшена и часто заплывали в бухту острова В ходе извержений из нескольких тысяч этих птиц погибло не меньше половины В одном месте ученые, осматривавшие остров через месяц после катастрофы, обнаружили умирающего пингвина, обваренного, очевидно, струей кипятка из подводной фумаролы В память об этой жертве извержения на карте Десепшена появилось название "Берег Вареного Пингвина".

Масштабы последнего проявления активности вулкана впечатляют. Пепел, перенесенный ветром, выпал на всех островах архипелага Некоторые подледные кратеры проплавили насквозь ледники, причем лед испарился Еще спустя полгода после извержения грунт возле кратеров был так горяч, что обжигал ноги даже через подошвы ботинок.

В последние тридцать лет вулканический остров, разрядив накопленную в недрах энергию, казалось, укротил свой буйный нрав Лишь дымящиеся фумаролы и многочисленные горячие источники напоминают о катастрофических событиях, потрясавших его в не столь отдаленные времена.

Теперь его охотно посещают круизные лайнеры, высаживающие в бухте Порт-Форстер толпы туристов, привлеченных необычной формой острова и его бурной биографией И хотя даже в декабре-январе (в разгар антарктического лета) температура здесь не поднимается выше пяти градусов тепла, многие любители острых ощущений охотно купаются в горячих озерах Десепшена и в природных ваннах на пляже, согретых горячим дыханием недр.

Подводные фумаролы в бухте острова работают исправно, и нередко заплывающие сюда стаи антарктических креветок, которых мы обычно называем крилем, попадая ненароком в струи кипятка, выносятся волнами на берег уже в вареном виде.

Таков необычный облик этого далекого острова — острова контрастов, острова катастроф, острова ледников и пингвинов, черных скал, вулканических бомб и горячих озер в грозных кратерах вулканов среди холодных вод самого широкого и самого южного в мире пролива Дрейка.

 

Айсберги

 

Арктика и Антарктика

"Корабль плыл в 270 метрах от шельфового ледника, когда от его края с громким треском отломилась огромная глыба весом примерно в миллион тонн Главная масса отломившейся ледяной горы то поднималась высоко из воды, то снова ныряла, скрываясь из виду Это повторялось много раз, причем от нее все время отламывались куски, и она становилась все меньше и меньше Когда грохот утих, посреди многочисленных белых обломков осталась прекрасная голубая гора, словно сердцевина цветка среди спавших лепестков". Так поэтично и в то же время документально точно описывает картину рождения айсберга знаменитый австралийский полярник, покоритель Южного магнитного полюса и самого южного вулкана Земли — Эребуса — Дуглас Моусон.

Грозные плавучие ледяные горы представляют собой огромные массивы льда, отколовшиеся от сползающих в море ледников или отломившиеся, как описывает Моусон, от краев гигантских ледяных щитов, покрывающих Антарктиду и Гренландию Момент откола айсберга — грандиозное и страшное зрелище, сопровождающееся жутким грохотом, напоминающим пушечную канонаду Вся поверхность моря приходит в это время в сильное волнение, а образующиеся волны так велики, что опрокидывают шлюпки и далеко отшвыривают небольшие рыболовные суда.

Слово «айсберг» переводится на русский, как "ледяная гора" В этом нет преувеличения, так как айсберги действительно достигают огромных размеров. В океане встречались ледяные исполины длиной в десятки и даже сотни километров и высотой в сотни метров. Еще в 1854–1864 годах ученые целых десять лет следили за движением айсберга-гиганта, который имел длину 120 километров и высоту 90 метров. А в 1927 году с норвежского китобойного судна заметили ледяной остров, достигавший длины в 170 километров. Но самый большой айсберг был обнаружен в антарктических водах в 1956 году. Его длина составляла 385, а ширина — 111 километров. По площади он был равен почти половине такой страны, как Словения, или трем Люксембургам!

А самый высокий айсберг был встречен в 1904 году у Фолклендских островов в Южной Атлантике. Высота пика этой ледяной горы составила 450 метров!

Родина айсбергов — Арктика и Антарктика. Ледники Гренландии, Шпицбергена, Земли Франца-Иосифа и островов Канады ежегодно отправляют в плавание до восемнадцати тысяч ледяных островов. От берегов Антарктиды их откалывается в пять-шесть раз больше.

Из-за того, что лед легче воды, а также благодаря пузырькам воздуха, находящимся в ледяных кристаллах, айсберги имеют хорошую плавучесть. При этом на поверхности моря видно лишь одну восьмую часть ледяной горы, остальная ее масса находится под водой. Поэтому айсберги движутся силой морских течений, а не воздушных потоков, и часто плывут против ветра и даже сквозь ледяные поля толщиной до двух метров. Горе кораблю, вмерзшему в такое ледяное поле — айсберг раздавит его, как спичечную коробку!

На поверхности плоских айсбергов часто находят большие озера, иногда до двадцати километров в диаметре. На таких ледяных островах встречаются также реки и ручьи, стекающие в море красивыми водопадами. Одна из таких рек достигала в длину четырех километров, а в глубину — двенадцати метров.

Морская вода промывает в айсбергах глубокие туннели и пещеры. Иногда, впрочем, пещеры достаются ледяной горе "в наследство" от породившего ее ледника. Образовавшиеся при движении ледяных языков по горным склонам трещины могут затем смыкаться вверху, если ледник выходит на равнину, и тогда внутри него остаются длинные подледные полости, которые со временем приближаются к берегу и отправляются вместе с содержащей их ледяной глыбой в дальнее плавание.

Внутренность этих подледных, или, точнее, «внутриледовых», пещер представляет собой зрелище изумительной красоты. Вот что рассказывает об этом один из участников советской антарктической экспедиции 1965 года:

"Округлый коридор высотой примерно в три метра уходил в глубь ледяной горы. Волнистые стены были из гладкого, точно отполированного льда. Необычайный голубовато-синий свет проходил через весь ледяной массив, мягко струился, переливаясь в ледяных стенах. На сосульках играли отблески света, проникавшего во входное отверстие. Фантастический голубой цвет стен, игра света, пар, клубами вырывавшийся изо рта, настраивали на торжественный лад. Мы невольно говорили шепотом и медленно шли по коридору… Ветвящиеся во все стороны ходы пронизывали айсберг, и самым удивительным в них были огромные ледяные кристаллы, свисавшие с потолка и сплошь покрывавшие стены. Это был иней, сходный с тем, который можно увидеть на окнах в морозный день, но только увеличенный во много раз.

Ледяные иглы, как цветы самых причудливых форм, сверкали и искрились в голубом рассеянном свете. Страшно было не только двигаться, но и дышать среди этой необычайно хрупкой и неописуемой красоты. Мы зажгли спички, и они неожиданно вспыхнули ярко-красным пламенем. Конечно, огонь от зажженной спички казался таким ярким по контрасту с голубоватым освщением пещеры, но это не делало его менее красивым…"

Однажды наши моряки встретили у берегов Антарктиды даже «поющий» айсберг. Вода промыла в нем сквозные отверстия, в которых ветер устраивал довольно мелодичные «концерты», словно играя на огромной флейте.

Порой айсберги напоминают очертаниями средневековые замки или сторожевые башни. Их называют пирамидальными. Но чаще встречаются плоские, так называемые столовые айсберги. Иногда попадаются и цветные плавучие острова: черные, зеленые или желтые. Предполагают, что причиной необычной окраски айсбергов является покрывающая их вулканическая пыль.

Интересно, что плавучие ледяные горы можно встретить не только в морях и океанах. На Тянь-Шане, у подножья величественного пика ХанТенгри, находится ледниковое озеро Мерцбахера. Когда в 1920-е годы к озеру впервые вышла научная экспедиция, ее члены с удивлением увидели, у берегов Гренландии что по озеру плавают большие айсберги, оторвавшиеся, очевидно, от образовавшего озеро ледника Иныльчек. Один из ученых экспедиции так описывал увиденную картину:

"Айсберги, искрясь в лучах южного солнца, плавали в воде. Ледяные башни и замки, опушенные снегом и горящие на солнце мириадами снежных кристаллов, полупрозрачные гроты на поверхности айсбергов, свисающие сосульки, играющие всеми цветами радуги, — все это создавало сказочное впечатление".

Айсберги всегда представляли серьезную угрозу для морских судов. Особенно опасны в этом отношении гренландские айсберги, которые ветры и течения гонят на юг, к берегам Северной Америки, где пролегают оживленные судоходные трассы. Причем если в марте ледяные горы доходят лишь до острова Ньюфаундленд, после чего тают и исчезают, то в октябре они порой доплывают до широты Нью-Йорка, создавая опаснейшее препятствие на пути трансокеанских лайнеров, следующих из Европы в США и обратно.

Опасность усугубляется тем, что в этом районе холодное Лабрадорское течение встречается с теплыми водами Гольфстрима, отчего возникают густые и продолжительные туманы. Между тем айсберги высотой до 20–30 метров (а таких большинство в Северной Атлантике) даже в ясную ночь различимы лишь с расстояния в 500–600 метров, что не позволяет капитану, пусть и скомандовавшему "Полный назад!", избежать столкновения с роковым препятствием.

Всем памятна происшедшая в 1912 году катастрофа, закончившаяся гибелью самого большого в мире пассажирского лайнера «Титаник». Капитан его сумел уйти от лобового удара, и только чиркнул бортом по краю ледяной горы, но, тем не менее, айсберг пропорол шесть из четырнадцати отсеков корабля, и через два часа «Титаник» пошел ко дну, унеся жизни полутора тысяч человек.

Величайшая морская катастрофа XX века вынудила морские державы принять меры для того, чтобы избежать подобных трагедий в будущем. В результате в 1913 году был создан Международный ледовый патруль в Северной Атлантике. Патрульные суда и самолеты следят за появлением айсбергов и предупреждают по радио проходящие суда. За год патруль выявляет до четырехсот опасных ледяных гор, на которых устанавливают специальные радиобуи или красят их поверхность яркой оранжевой краской.

Однако даже патрулирование не дает полной гарантии избежать столкновений. Так, уже в наши дни, в 1959 году, датское судно "Ханс Хедхоф" врезалось в тумане в айсберг и затонуло со всеми пассажирами и экипажем. Погибли 95 человек. Опасность представляет и подход на близкое расстояние к плавучей ледяной горе. Подтаивающие снизу айсберги постепенно теряют устойчивость и могут внезапно перевернуться, погубив при этом неосторожно приблизившееся судно.

Опрокидывание айсберга наблюдали с борта теплохода «Обь» в море Девиса, и очевидцы так описывают это событие:

"В тихую погоду раздался сильный грохот, сравнимый по силе с артиллерийским залпом. Находящиеся на палубе увидели на расстоянии не более одного километра медленно переворачивающийся пирамидальный айсберг высотой около сорока метров. От его надводной части отрывались огромные глыбы льда и с грохотом падали в воду. Когда надводная часть айсберга с шумом погрузилась в воду, от нее стала расходиться довольно крупная зыбь, вызывавшая качку судна. На поверхности моря среди обломков медленно покачивалась новая холмообразная и неровная вершина айсберга".

Многие крупные айсберги живут в море по нескольку лет. В Антарктике на них нередко поселяются большие колонии пингвинов и других морских птиц. Некоторые даже устраивают там гнезда. Долговечность айсбергов натолкнула людей на мысль попробовать применить их для снабжения пресной водой засушливых стран в Африке и Аравии. Так возник проект буксировки крупных айсбергов специальными судами к берегам Персидского залива, с тем чтобы использовать образующуюся при их таянии воду для водоснабжения и орошения полей. Подсчитано, что количество воды, образующееся при растоплении одного айсберга средних размеров, равно годовому стоку крупной реки. Время покажет, насколько реальным окажется осуществление такого проекта.

Во время бурной погоды корабли, плавающие у берегов Антарктиды, нередко используют айсберги для защиты от бушующих волн, укрываясь на их подветренной стороне от шторма. А летчики антарктических экспедиций иногда избирают их плоскую поверхность в качестве посадочной полосы. Конечно, при этом надо всегда помнить о коварном характере ледяных островов и быть начеку. Ведь поведение айсбергов непредсказуемо и в любой момент от него можно ждать сюрприза.

Вот как «пошутил» однажды айсберг с канадским пароходом «Поршиа». Это случилось в 1893 году. «Поршиа» совершал круиз с большой группой туристов на борту, как вдруг впереди по курсу показалась плавучая ледяная гора. Пассажиры попросили капитана подойти поближе — уж больно красив был айсберг, хотелось получше разглядеть его и сфотографировать крупным планом. Но только судно подплыло вплотную к айсбергу и туристы защелкали фотоаппаратами, как случилось что-то непонятное. Неведомая сила начала поднимать «Поршиа» из воды. Через несколько секунд судно уже оказалось над поверхностью моря на огромном ледяном уступе айсберга, который до того находился под водой. По-видимому, ледяная гора раскачивалась в воде, и когда пароход приблизился к ней, наклон позволил судну проплыть над подводным карнизом. Затем айсберг стал крениться в другую сторону и поднял пароход в воздух. К счастью, это длилось недолго. Когда айсберг вновь наклонился обратно, судно оказалось в воде, не получив даже легких повреждений. Полным ходом капитан направил пароход прочь, подальше от ледяной ловушки. О том, что могло случиться, если бы айсберг перевернулся, пассажирам не хотелось даже думать.

Надо сказать, что, несмотря на вполне заслуженную мрачную славу, айсберги производят на впервые видящего их путешественника поразительное впечатление своей какой-то неземной, сказочно-романтической красотой. Формы их могут быть самыми причудливыми и необычными: то это гигантский снежно-белый лебедь или холмистый островок с широкими долинами, в которых не хватает только уютной деревеньки, то остров с высокими горами, ущельями, водопадами и отвесными скалами, образующими красивые, живописные бухты. Встречаются айсберги, похожие на корабль с надутыми ветром парусами, на колонну на красивом пьедестале, на пирамиду, на старинный город со стенами, башенками и подъемными, мостами…
И тот, кому довелось увидеть на темной глади моря их фантастические очертания, напоминающие плавающие очарованные замки, белоголубые, сине-зеленые или розовые на закате, уже никогда не забудет этого величественного и прекрасного зрелища.

 

Блу-Хоулс

 

Атлантический океан

Багамские острова находятся на юге печально известного Бермудского треугольника Может быть, именно поэтому о них всегда ходила среди моряков дурная слава.

Со времен Колумба, первым из европейцев увидевшего эти коралловые острова, здесь нашли могилу сотни кораблей. Рифы и скалы, коварные течения и водовороты, штормы и туманы всегда грозили и грозят капитанам, отважившимся проложить свой курс в этих коварных и зловещих водах.

Но одна из самых грозных опасностей, подстерегающих здесь лодки и небольшие суда, скрывается под водой у побережья самого большого в Багамском архипелаге острова Андрос. Она тем более грозна, что ничего подобного даже самые опытные мореходы не встречали ни в одном другом районе Мирового океана.

Остров Андрос невысок и представляет собой, как и его соседи, плоский известняковый остров с извилистыми берегами, прихотливо расчлененный бухтами, проливами и мысами и окруженный мелкими островками и коралловыми отмелями.

Когда смотришь на море, омывающее Андрос, через иллюминатор самолета, то среди зеленовато-бирюзового прибрежного мелководья вдруг обнаруживаешь в нескольких местах темные, почти чернильного цвета округлые пятна. Это — знаменитые Блу-Хоулс, "синие дыры" Андроса.

С точки зрения геологии в этих «дырах» нет ничего необычного. В давние времена, когда уровень моря был ниже, дожди и ручьи промыли глубокие ходы в известняковых возвышенностях, ставших позже островами и отмелями. Теперь, когда уровень моря поднялся, зияющие отверстия шахт, ведущих в затопленные пещеры, выделяются на общем фоне, поскольку воды морских глубин всегда темнее, чем на мелких местах.

Но мрачная слава Блу-Хоулс возникла не из-за глубины этих провалов. Во время приливов, после того как волны перехлестывают через окружающий Андрос барьерный риф, вода вокруг этих синих пятен начинает двигаться по кругу. Над отверстием глубокой подводной шахты образуется водоворот, втягивающий в свою жадную пасть все, что плавает на поверхности: водоросли, щепки, доски, бочонки, рыболовные боты и корабельные спасательные шлюпки.

Бесследно исчезнувшие предметы уже никогда не появляются на поверхности, и немудрено, что очевидцы, чудом сумевшие избежать гибели в "синих дырах", рассказывают о них леденящие душу истории.

И то, что во время отлива картина повторяется в обратном порядке: из Блу-Хоулс извергаются мощные фонтаны воды, иногда со щепками и мусором, — не мешает рассказчикам гнуть свою линию.

Глубоко-глубоко, в синей бездне Блу-Хоулс, — рассказывают они, — живет страшное подводное чудовище Луска. Нептун наделил ее щупальцами гигантского осьминога и пастью огромной акулы, а размеры чудовища таковы, что оно может засасывать в евое ненасытное чрево целые корабли. Длинными щупальцами Луска втаскивает жертвы в свое логово, перемалывает в жуткой пасти и алчно пожирает их, а когда насытится, отрыгивает то, что осталось.

Несмотря на совершенно необычный характер этого загадочного явления, оно оставалось неизученным почти до конца XX века. Не то чтобы оно не привлекало внимания, наоборот, слухи о нем гуляли по всем флотам. Но мрачная слава Блу-Хоулс вкупе с документально засвидетельствованными случаями исчезновения лодок и людей в "синих дырах" как-то не стимулировала ныряльщиков и водолазов получше изучить загадочный морской феномен.

Чтобы разобраться в том, что же происходит на Андросе, океанологам пришлось привлечь и аэрофотосъемку, и аквалангистов, и геологов, и географов, и спелеологов.

Как уже говорилось, Андрос — крупнейший из Багамских островов. В длину он протянулся на полтораста километров, а в ширину достигает шестидесяти. Андрос находится примерно посредине обширной известняковой отмели в океане — Большой Багамской банки. С трех сторон его окружают мели, а с восто'ка находится глубокий желоб" носящий название Язык Океана. Глубина впадины-желоба — почти два километра, и в стенах этого подводного каньона образовалось множество больших пещер, гротов и туннелей.

Блу-Хоулс расположены, как правило, недалеко от краев Языка Океана, среди коралловых отмелей. А на самом Андросе в гуще тропических лесов имеются похожие на "синие дыры" округлые темные озера, очень глубокие и отличающиеся странной особенностью: их пресная вода на глубине сменяется соленой, и в них можно ловить и озерную, и морскую рыбу.
Они-то и дали ключ к разгадке тайны Блу-Хоулс. Оказалось, что Багамы — это выступающая часть большой системы известняковых возвышенностей, сформировавшихся миллионы лет назад. За это время в них успела образоваться огромная сеть карстовых полостей и туннелей.

В период последнего оледенения (десять-двадцать тысяч лет назад) уровень океана был на сто двадцать метров ниже, чем сейчас. Пещеры, образованные в толще известняков, оказались на суше и активно продолжали расти. Часть из них соединилась с поверхностью, превратившись в открытые шахты.

В наше время, когда уровень моря стал выше, его вода через подводные туннели заполнила шахты. Сверху же над морской водой скапливались пресные дождевые воды, создавая своеобразные «двухэтажные» озера.

Во время прилива морская вода у берега Адреса оказывается выше, чем уровень грунтовых вод в известняковой толще острова. Тогда под давлением соленых вод уровень озер поднимается, а "синие дыры" работают как насосы, втягивая морскую воду в свои ненасытные пасти.

Во время отлива уже пресные воды оказываются выше уровня моря и давят на нижележащие соленые слои, выталкивая их воду из дыр. Так возникают всепожирающие водовороты и "морские фонтаны", а заодно и душераздирающие морские мифы.

Исследование подводных пещер было нелегким делом. Аквалангистам приходилось лавировать в узких проходах между сталактитами и сталагмитами, рискуя повредить снаряжение. При этом всегда существовала опасность сбиться с пути и не найти потом нужный туннель, ведущий на поверхность. К тому же в пещеры нередко наведывались акулы самых различных видов и размеров, что, разумеется, тоже не облегчало работу, хотя хищники и не имели щупальцев спрута, подобно Луске. Плаванию в темных туннелях мешали и сильные приливно-отливные течения.

Но оказалось, что даже в такой негостеприимной среде прекрасно прижились многие морские обитатели. У самого дна нередко лежат небольшие акулы-няньки, поджидая зазевавшуюся рыбешку. В трещинах и впадинах скал находят убежище крабы и морские раки. Красивые синелиловые и голубые губки устраиваются на камнях в глубине "синих дыр", а косяки рыб предпочитают держаться возле границы пресных и соленых вод. Здесь, на поверхности слоя более плотной морской воды, задерживаются мелкие органические остатки, так сказать "крошки от обеда" обитателей верхнего этажа.

Но разгадка всасывающего механизма Блу-Хоулс не означает, что исследования этого уникального природного чуда завершены.

Синие океанские пропасти хранят еще немало тайн. Одна из них приоткрылась ученым в 1991 году. Исследуя большое озеро в глубине Андроса, именуемое индейцами Священной Синей Дырой, они обнаружили на дне водоема множество человеческих черепов и целых скелетов.

Предстоит еще разобраться, служило ли озеро местом захоронения у индейцев, населявших остров в доколумбову эпоху, или учеными найдены останки жертв ритуальных жертвоприношений.

Возможно, когда-нибудь удастся оборудовать одну из удивительных "синих дыр" осветительными приборами и указателями направления и любители рискованных приключений смогут погрузиться в одно из озер на Андросе и вынырнуть из темно-синей бездны у борта поджидающего в море катера.

Пока же туристы лишь с борта океанского лайнера могут полюбоваться загадочным и невероятным зрелищем бьющих из моря могучих фонтанов, вспоминая жутковатую легенду о грозном и неумолимом подводном монстре…

 
 
Читать дальше:
 
 

Добавить комментарий

4 + 15 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.