Тайны истории - часть 5

Тайны истории - часть 5

Кенсингтонский рунический камень. Исчезнувшие римские легионы. Чудо Александрийской библиотеки. Пропавшая колония гренландских викингов.
24.01.2017 / 11:54 | Варвара Покровская

Кенсингтонский рунический камень

 

Неутомимые викинги из «старой доброй» Скандинавии были не только завоевателями, но и первоклассными мореходами. Их мореходные дружины основали новые государства в далёкой Сицилии и в России, разведали побережья и реки всей северной Европы и открыли Исландию, а затем Гренландию.

Из всех находок, свидетельствующих о скандинавском присутствии на территории Соединённых Штатов, самые жаркие споры вызвал Кенсингтонский камень.

Поздней осенью 1897 г. шведский эмигрант фермер Олаф Охман корчевал пни на пригорке возле своего дома вместе с младшим сыном Эдуардом. Когда он вытаскивал очередной пень, из-под земли показался камень, зажатый между переплетёнными корнями. Охман заметил на камне какие-то надписи и отнёс его в соседнюю деревушку Кенсингтон в Миннесоте, общину эмигрантов из Скандинавии, где он был выставлен на всеобщее обозрение. Один из жителей догадался, что надпись сделана рунами — старинным скандинавским алфавитом, которому по-прежнему учили детей в некоторых местных школах того времени.

Грубая копия надписи была отправлена О.Дж. Брейду — профессору скандинавских языков в университете штата Миннесота. Брейд остался равнодушным к открытию, как и другие специалисты по Скандинавии, которые сочли надпись современной фальшивкой. Глубоко разочарованный, Охман отнёс камень обратно на свою ферму. Там он и лежал, пока его не увидел Хьялмар Холанд, посетивший этот район в 1907 г. Он был убеждён, что надпись подлинная, и в течение следующих пятидесяти лет пытался убедить в этом окружающий мир, приводя в доказательство её перевод: «Восемь готов и 22 норвежца отправились исследовать земли, лежащие к западу от Винланда. Мы разбили лагерь у двух каменистых островков в одном дне пути к северу от этого камня. Однажды мы пошли рыбачить, а вернувшись домой, обнаружили 10 человек, истекающих кровью и умирающих. Господь всемогущий, сохрани от зла. Ещё 10 человек остались в море присматривать за нашими кораблями в 14 днях пути от этого острова. Год 1362».

В конце 1940-х гг. камень был выставлен на обозрение в Смитсоновском институте в Вашингтоне, и доктор Мэтью Стирлинг, директор Американского бюро этнологии, назвал его «возможно, самым важным археологическим объектом, обнаруженным до сих пор в Северной Америке».

Можно ли считать подлинность Кенсингтонского рунного камня окончательно доказанной? К сожалению, обстоятельства его открытия остаются довольно туманными. Сохранившиеся описания различаются в мелких подробностях даже относительно дерева, под которым был найден камень. Если бы кто-то в то время позаботился сохранить пень и сосчитать годичные кольца, то можно было бы по меньшей мере установить минимальный Кенсингтонский рунический камень возраст захоронения камня.

Профессор Эрик Уолгрен из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе посвятил несколько лет исследованию Кенсингтонского рунного камня, который он считает подделкой на основе словарного состава, грамматических особенностей и системы датировки. В частности, надпись содержит много необычных словарных форм, включая ded явно английского происхождения, а также составной термин opdagelsefard, означающий «исследовательское путешествие». Грамматика выглядит странно: окончания слов не характерны для XIV в., но широко использовались в XX в. Все числа в тексте написаны по-арабски, в то время как в средневековых рунных надписях пользовались римскими числительными.

Защитники подлинности Кенсингтонского рунного камня усердно обрабатывали архивы всех языков и диалектов Скандинавии в поисках возможных параллелей и нашли ряд близких слов и словосочетаний, но ничего похожего на opdagelsefard. Они также смогли доказать, что арабские числительные использовались в Скандинавии ещё в XIV веке, однако это не то же самое, что использование арабских числительных в рунных надписях, так как при этом смешиваются две совершенно разные системы общения.

«Что касается предполагаемых параллелей, то существование сходных слов и грамматических форм в различных скандинавских наречиях раннего и среднего Средневековья само по себе не является достаточным доказательством, — пишут Р. Джеймс и Ник Торп в книге «Древние тайны». — Хотя отдельные элементы Кенсингтонского рунного камня могут быть подлинными, рунологи считают, что текст нужно рассматривать как одно целое, прежде чем подходить к вопросу о его аутентичности».

Уоллес резюмирует точку зрения рунологов в своём критическом вердикте: «К рунной надписи на Кенсингтонском камне можно применить простой тест. Если мы удалим из рассмотрения все руны, не имеющие бесспорного исторического происхождения от XIV в. и ранее, то останутся лишь простейшие формы, такие как „и“ и „мы“. Эти формы оставались неизменными с раннего Средневековья до настоящего времени».

«Возможно, но маловероятно» — таков был вердикт специалистов о надписи на Кенсингтонском камне с тех пор, как Холанд отвёз его в Скандинавию в 1911 г. Попытки подкрепить аргументы в пользу рунного камня другими предполагаемыми рунными надписями, обнаруженными на территории Соединённых Штатов, оказались безуспешными. По единодушному заключению рунологов, все они являются либо очевидными современными подделками, либо трещинами на поверхности камня, имеющими совершенно естественное происхождение.

Более широкий исторический подход мог бы прояснить проблему происхождения Кенсингтонского рунного камня. Насколько вероятным было присутствие викингов или выходцев из Скандинавии на территории современных Соединённых Штатов в 1362 г.? Могла ли экспедиция викингов отправиться в путешествие на Средний Запад Америки?

Для ответа на эти вопросы были представлены два исторических свидетельства скандинавского происхождения. Одним из них является «Карта Винланда», которая считалась доказательством успешной экспедиции в Америку под руководством гренландского епископа Эйрика в 1118 г. К сожалению, этот единственный в своём роде документ также небезупречен, как и Кенсингтонский рунный камень.

Холанд попытался увязать датировку рунного камня с событиями скандинавской истории. Магнус Эриксон, король Швеции и Норвегии, попросил некоего Поуэлла Кнутссона отплыть в Гренландию в 1354 г. для «защиты» тамошних христиан. Холанд предположил, что экспедиция Кнутссона, состоявшая из шведов и норвежцев, отклонилась на запад, высадилась на берег в Винланде, а затем исследовала внутреннюю часть континента. Разведчики частично были перебиты туземцами, что отражено в надписи на Кенсингтонском камне. Выжившие после резни могли стать основателями племени «белых индейцев» — мандатов, живших вдоль берегов Миссури.

К сожалению, у нас нет никаких оснований верить тому, что экспедиция Кнутссона вообще отправилась в Гренландию. Не сохранилось никаких норвежских или гренландских записей об их отбытии или возвращении.

Пока лингвистика, история и археология выносят суровый приговор Кенсингтонскому рунному камню. Но если он не подлинный — значит это подделка. Если ли у нас причины подозревать это? Исторические обстоятельства того времени, когда он был найден, практически гарантировали, что находка получит широкий общественный резонанс. Всемирная выставка, назначенная на 1892 г. в Чикаго, отмечавшая 400-летие открытия Америки Колумбом, возмутила многих американцев скандинавского происхождения на Среднем Западе, которые считали, что с их предками обошлись несправедливо.

Последний удар по сторонникам Кенсингтонского камня был нанесён серией исповедей. В 1973 г. некий Уолтер Крэн, лёжа на смертном одре, сделал магнитофонную запись, в которой он утверждал, что его отец Джон признался (тоже перед смертью) в изготовлении надписи при соучастии Олафа Охмана. Сам Уолтер искал и нашёл подтверждение этой истории у Джона Охмана, сына Олафа, перед тем как тот испустил последний вздох. Целью подделки, по словам Уолтера Крэна, было «одурачить людей во всей стране, особенно образованных, которые смотрели на них свысока… чтобы мистификаторы наконец-то смогли как следует посмеяться над ними».

Это признание звучит весьма убедительно. Многие скептики пришли к выводу, что оно является прекрасным завершающим штрихом в истории Кенсингтонского камня, хотя целых три признания на смертном одре — это, пожалуй, уже слишком…

 

Исчезнувшие римские легионы

 

Существует версия, что в I в. до н. э. в составе китайской армии находилось несколько сотен римских солдат.

В правление династии Хань (200 г. до н. э. — 200 г. н. э.) Китай представлял собой грозную военную силу, его армии совершали походы далеко за пределы страны. Одним из наиболее успешных был поход 36 г. до н. э. в Центральную Азию. Целью ханьских военачальников было устранение угрозы их власти, хотя её центр и находился на другом конце Азии. Именно тогда, как считается, китайцы встретили и захватили в плен пропавшее подразделение римской армии.

Больше всего неприятностей причинял один из претендентов на титул верховного вождя, известный под именем Чжи Чжи. Именно против него и была послана в 36 г. до н. э. в Согдиану военная экспедиция Чэнь Тана, имевшего звание «заместителя генерала-защитника западной границы».

Чэнь Тан совершил марш-бросок на полторы тысячи километров к цитадели Чжи Чжи и взял её приступом. Сам вождь был схвачен и обезглавлен. Китайская пограничная армия одержала победу, однако у Чэнь Тана возникли проблемы. Пытаясь поскорее собрать нужное войско, он подделал некоторые документы, подписавшись за императора. Он приказал поскорее изготовить красивые картины с изображением своих побед и доставить их ко двору, чтобы умилостивить правителя.
При дворе рисунки понравились, и Чэнь Тану удалось избежать гибели.

Эти-то иллюстрации, ныне утраченные, послужили главным источником информации для описания военной кампании Чэнь Тана через 100 лет после неё в книге «История ранней династии Хань». Составитель подробно описывает осаду, включая диспозицию сил Чжи Чжи внутри и вокруг города на момент прибытия китайцев: «Более ста всадников выехали наружу и галопом скакали взад-вперёд у стены. Около двухсот пехотинцев, выстроившихся с обеих сторон от ворот, маршировали в строю, устроенном наподобие рыбьей чешуи. Люди, стоявшие на стене, один за другим бросали вызов китайской армии, крича: „Выходите и бейтесь!“»

Упоминание о строе в виде рыбьей чешуи очень любопытно. Трудно представить, что оно может подразумевать нечто иное, кроме манёвра с перекрывающимися щитами, а это сразу же заставляет вспомнить о тактике, разработанной римлянами. Лишь у римлян имелись четырёхугольные щиты, пригодные для построения в виде рыбьей чешуи. Scuta, стандартный щит легионеров, имел прямоугольную, цилиндрически изогнутую форму и отлично подходил для построения в ряды и образования временных защитных «стен». Наиболее знаменитая тактика построения со щитами называлась testudo (черепаха). Она была доведена до совершенства в конце I в. до н. э.: квадрат легионеров соединял щиты сверху и со всех сторон, что давало им полное укрытие от вражеского огня.

Когда востоковед Хомер Дабс обратил внимание на упоминание о боевом порядке в виде рыбьей чешуи, он тут же вспомнил о римских легионерах: «Линия римских щитов, протягивающаяся непрерывной цепочкой вдоль фронта пехотинцев, будет напоминать „рыбью чешую“ тому, кто раньше никогда не видел подобного построения, в особенности из-за того, что щиты имели скруглённую поверхность. Трудно придумать более удачный термин для описания».

Второй намёк говорил о том же. В «Истории ранней династии Хань» упоминается, что городские ворота были защищены двойным палисадом. Это опять-таки наводит на мысль о римлянах: легионеры были непревзойдёнными мастерами в строительстве подобных укреплений, состоявших из канавы, обнесённой рядами заострённых кольев спереди и сзади. Дабс посоветовался со своими коллегами-историками и обнаружил, что ни один другой древний народ не пользовался такими фортификационными сооружениями. В частности, кочевники не обладали какими-либо знаниями в области военной инженерии.

Объединив указания на боевой порядок в виде «рыбьей чешуи» и двойной палисад, Дабс предположил, что армия Чжи Чжи включала несколько сотен римских легионеров, которые каким-то образом оказались далеко на востоке и поступили к нему на службу в качестве наёмников. Предположение представляется слишком смелым, но оно основано на некоторых исторических свидетельствах.

Известно, что величайшей угрозой для римской власти на востоке всегда была Парфянская империя, центр которой находился в Иране. Возродив старые имперские амбиции древних персов, парфяне установили свою власть над Ираком, Сирией и Палестиной. В 54 г. до н. э. Красс отправился в поход с целью «разрубить парфянский узел на Ближнем Востоке». Сначала ему сопутствовала удача. Его армия — семь римских легионов, 4000 всадников и почти столько же легковооружённых пехотинцев (в целом около 42000 человек) — значительно продвинулась на территорию Северного Ирака. Потом, в мае 53 г. до н. э., она встретилась лицом к лицу с врагом у Карраха (Харран).

Союзники Красса дезертировали ещё до начала сражения, прихватив с собой большую часть кавалерии. Его силы, хотя и значительно превосходившие вражеские, почти полностью состояли из пехотинцев. Навстречу им выступила конная армия, включавшая подразделение из примерно 9000 опытных лучников. Парфянская тяжёлая конница быстро разбила вспомогательные войска Красса, в то время как проворные лучники внесли смятение в его главные боевые порядки. Легионеры образовали оборонительный квадрат и сомкнули щиты вокруг себя, но без особого успеха. Римлянам ещё предстояло усовершенствовать манёвр «черепахи»; хотя солдаты Красса были защищены со всех сторон, они по-прежнему оставались уязвимы сверху. Стреляя высоко в воздух, парфянские лучники обрушили на них град стрел. Не в силах выстоять перед таким натиском, римляне отступили на более высокую позицию для перегруппировки. Красса отвлекли от своих войск обманным обещанием мирного договора и убили, а его голову отослали в Парфию как военный трофей. Римское войско пришло в полный беспорядок. Двадцать тысяч римлян было убито на месте, ещё десять тысяч захвачено в плен. (Рим не забыл о позоре Карраха. Восемнадцать лет спустя знаменитый император Марк Антоний вернулся в Парфию, чтобы отомстить за поражение Красса. На этот раз римляне довели до совершенства искусство формирования «черепахи» и смогли обеспечить себе полную защиту от парфянских стрел. Антоний не добился полного успеха, но его поход завершился с куда меньшими потерями для римского войска, чем военная кампания Красса.)

Что же случилось с десятью тысячами легионеров, захваченных в плен при Каррахе? В римских хрониках говорится, что парфянский царь приказал перевезти их за две тысячи километров на противоположный конец своей империи. Многие умерли во время долгого и тяжёлого путешествия, но выживших поселили как наёмников в провинции Маргиана на восточной границе Парфии. Римский поэт Гораций предполагал, что воины, отчаявшись когда-либо вернуться домой, женились на местных женщинах и обустраивали свою новую жизнь. (Этот сюжет напоминает историю о воинах Александра Македонского, оставившего своих воинов жить на границах империи.)

Итак, мы знаем, что около 50 г. до н. э. несколько тысяч римских легионеров действительно находились в Центральной Азии. Возможно, парфянский царь продал некоторых своих легионеров правителю соседней Согдианы, который был патроном Чжи Чжи, а может быть, некоторые римляне смогли бежать и продолжили свой путь на восток как «солдаты удачи».

Что же произошло с ними после сражения с армией Чэнь Тана? Каков был их дальнейший путь?

В китайских хрониках утверждается, что после битвы с Чжи Чжи 145 вражеских солдат были захвачены в бою, а ещё 1000 сдались в плен. Затем пленники были распределены в качестве рабов среди различных союзных правителей, предоставивших свои силы для экспедиции. Дабс отметил, что число 145 соответствует количеству («около 200») солдат, выполнявших построение в виде «рыбьей чешуи», и выдвинул предположение, что среди пленников могло быть много римлян.

В любом случае резонно предположить, что римляне не были истреблены поголовно. Вполне возможно, их могли угнать дальше на восток как рабов или наёмников в одно из государств китайского Туркестана, предоставившего свои войска для экспедиции Чэнь Тана. И Дабс задался вопросом: могли кто-нибудь из них достигнуть Китая? Но впоследствии он пришёл к выводу, что «такое событие представляется маловероятным».

Несколько лет спустя Дабс вернулся к этой теме; на этот раз в его распоряжение попали сведения, что легионеры в конце концов действительно оказались в Китае. В китайской переписи населения, происходившей примерно в 5 г. н. э., среди городов провинции Ганьсу в северо-западном Китае упоминается Ли Чань. Это название совпадает с китайским наименованием греко-римского мира. Почему китайский город получил такое необычное название? Тайна лишь усугубляется переменой, произошедшей в 9 г. н. э., когда император Вэн Ман издал указ, согласно которому все названия городов должны были «соответствовать действительности». Ли Чань был переименован в Чэн Лю, что может означать «потомки пленников» или «пленники, захваченные при штурме». Значит, город был населён людьми из Римской империи, захваченными в плен при штурме другого города? Здесь, по-видимому, теряются последние следы римских солдат, остатка легионов Красса, которые против своей воли пересекли полмира.

Если население города не претерпело значительных изменений за последние две тысячи лет, анализ ДНК когда-нибудь может предоставить убедительные аргументы в пользу этой экстравагантной гипотезы.

Вообще контакты Рима с Китаем продолжались в том или ином виде в течение двух или трёх столетий, пока в 166 г. н. э. в китайских анналах не появилась удивительная запись. Там говорится о прибытии «посольства» от царя Ань Туна из Дациня — одного из двух китайских названий для Римской империи. Ань Тун, очевидно, был императором Марком Аврелием Антонином (161–180 гг. н. э.). «Посольство», или, скорее, торговая делегация, судя по всему, прибыла морским путём, совершив плавание вокруг Индии. Она предложила дары, состоявшие из слоновой кости, носорожьего рога и черепашьих панцирей. Но, как с некоторым раздражением заметили китайцы, «в их дани совсем не было драгоценных камней».

 

Чудо Александрийской библиотеки

 

Вскоре после смерти Александра Македонского виднейшие его полководцы разделили огромную империю. Птолемею Сотеру достался Египет, которым он правил 40 лет. При нём новая египетская столица Александрия превратилась в огромный богатый город. А в дворцовом комплексе, почти на самом берегу Средиземного моря было построено большое здание специально для библиотеки. Здание это получило название Мусейона — Собрания муз. В 307 г. до н. э. оно было торжественно открыто. На полках из кедровой древесины в специальных футлярах лежали папирусные свитки. К каждому футляру прикреплялась табличка с описанием его содержимого.

Первые Птолемеи — отец, сын и внук — не жалели средств, чтобы собрать как можно больше литературных памятников Греции, Рима, Египта, Среднего Востока и даже Индии. Свитки переписывались и распространялись, благодаря этому до нашего времени дошли многие произведения античной эпохи. Птолемей III Евергет, для того чтобы сделать копию, одолжил у афинян принадлежащие государству экземпляры трагедий Эсхила, Софокла и Еврипида, представив в качестве залога 750 кг золота. Потом он так и не вернул эти экземпляры, залогом же просто пренебрёг, да ещё хвастался, что обвёл афинян вокруг пальца. При этом египетском царе в Александрийской библиотеке было уже около 200 тысяч свитков. Мусейон превратился в научный центр мирового значения. В нём постоянно работали около ста учёных и специалистов, находившихся на полном государственном обеспечении.

Здесь занимались философией, историей, географией, астрономией, физикой, математикой, филологией, литературной критикой, медициной. Учёные были свободны в своих научных поисках, однако не должны были посягать на авторитет верховной власти. Так, один поэт высмеял в своих стихах Птолемея II Филадельфа за то, что тот, по обычаям фараонов, женился на своей родной сестре. Царь приказал утопить дерзкого стихотворца.

Поэт Каллимах, возглавлявший Мусейон в начале III в. до н. э., создал, по преданию, 120-томный каталог Александрийской библиотеки, своеобразную культурную энциклопедию античности. Когда недавно проверяли рукописные архивы Национальной библиотеки в Вене, неожиданно обнаружили листок папируса. Это оказался отрывок в 214 строк, содержавший описание коллекции эпиграмм из Александрийской библиотеки с пометками самого Каллимаха.

В Мусейоне великий Евклид написал свои знаменитые «Элементы математики». Механик Герон Старший в середине II в. до н. э. проводил здесь свои опыты с паром, которые были повторены во Франции только два тысячелетия спустя. Больших успехов достигла в Александрии медицина.

Главным библиотекарем Мусейона в начале III в. до н. э. был Эратосфен — философ, математик, астроном и литературовед. Он достаточно точно вычислил длину меридиана, на котором находилась Александрия, и длину земной оси. В последнем случае он ошибся всего на 75 км. Эратосфен создал трёхтомный труд по географии, которым пользовался позднее знаменитый античный географ Страбон. Эратосфен занимался также точным установлением времени исторических событий, тем самым заложив основы исторической науки — хронологии.

Если верить легенде, в Александрийской библиотеке хранилась ещё одна (третья) рукопись Платона об Атлантиде, которая до нас не дошла. Здесь имелись все комедии Аристофана (нам известна лишь четвёртая их часть). Говорили, что там были и другие произведения Гомера, кроме «Илиады» и «Одиссеи».

К середине I в. до н. э. в Мусейоне насчитывалось около 700 тысяч единиц хранения. Но в 48 г. до н. э. в Александрии началась война между легионами Юлия Цезаря, который хотел возвести на трон Клеопатру, и войсками её брата Птолемея Диониса. Бои шли даже в самом дворцовом комплексе. В результате часть знаменитой библиотеки сгорела.

Позднее царица Клеопатра попросила Марка Антония, нового повелителя Египта и своего возлюбленного, возместить то, что было уничтожено. В Александрийскую библиотеку передали богатое собрание свитков из Пергама. Когда Октавиан Август захватил власть, он велел перевезти часть рукописей библиотеки в храм Сераписа в другом районе города.

Александрия и её великолепная библиотека оставались мировым центром учёности и образования ещё более двух веков. В 273 г. войска римского императора Аврелиана захватили Александрию и разрушили здание Мусейона. Учёные переправили уцелевшие рукописи и приборы в храм Сераписа, где продолжали свою работу. В 391 г. этот новый научный центр был разрушен и сожжён христианами-фанатиками с благословения императора Феодосия I.

Наконец, в 642 г. арабский полководец халиф Омар, захватив Александрию, приказал сжечь всё, что ещё уцелело из этого огромного собрания. «Если в книгах сказано не то, что в Коране, их следует уничтожить. А если сказано то же самое, то они не нужны», — рассудил он. Так окончательно погибла величайшая духовная сокровищница античности и раннего Средневековья.

 

Пропавшая колония гренландских викингов

 

Были времена, когда при упоминании о викингах трепетала вся Европа. Эти отважные мореходы на своих стремительных судах совершали дерзкие набеги на прибрежные города и селения, собирали дань и уничтожали непокорных. Викинги не только чувствовали себя как дома на Британских островах, в Нидерландах и во Франции, но добирались и до Испании, Марокко и Италии. Сейчас мало кто из историков сомневается в том, что и в Северной Америке викинги побывали задолго до Колумба. По преданиям, викинг Лейф Эйриксон (Лейф Счастливый) достиг берегов Америки за сотни лет до Христофора Колумба. Сравнительно недавно учёными были получены подтверждения того, что викинги действительно заплывали так далеко. Особую страницу в истории викингов представляет освоение ими Гренландии. Раскопки на этом острове показали, что викинги процветали здесь сотни лет, торгуя с Европой и, вероятно, даже с коренными американскими племенами.

История освоения викингами Северной Атлантики началась с Исландии, у берегов которой около 860 г. независимо друг от друга побывали норвежец Наддод и швед Гардар Сваварссон. Их рассказы о новой земле побудили норвежца Равена Флоки отправиться туда с целью основать колонию. Колонисты еле-еле перенесли суровую зиму, поэтому остров и получил название Исландия — «Ледяная земля». Однако многим колонистам приглянулся богатый дичью остров, с живописными фьордами и лесами. Началось массовое переселение викингов в Исландию. К 70-м годам X в. в Исландии насчитывалось уже около 50 тысяч колонистов. Именно в этот период в колонии начался страшный голод, тогда многие хотели покинуть остров и отправиться на поиски лучшей доли. Вскоре такая возможность им представилась.

В 982 г. Эрик Торвальдс, получивший прозвище Рыжий из-за своей огненной шевелюры и неоднократно обвинявшийся в убийствах, в очередной ссоре со своим соседом убил двух его сыновей. За это преступление Эрика не казнили, а приговорили всего лишь к трём годам высылки за пределы Исландии. Эрик решил отправиться в путешествие. От знакомого морехода он знал, что в 450 милях к западу находится какая-то земля. Рыжий купил корабль и с друзьями отправился на её поиски. Летом 982 г. корабль Эрика уже огибал южную оконечность таинственной земли. Вскоре ему приглянулось одно живописное местечко с лугами, покрытыми густой травой и цветами, кроме того, своими фьордами оно напоминало путешественникам родные места. Эрик назвал эту землю Гренландией — «Зелёной страной». Три года провели путешественники на облюбованном ими месте, а в 985 г., вернувшись в Исландию, стали собирать экспедицию для колонизации открытой ими земли. 25 кораблей с 700 колонистами отправились в Гренландию, однако жестокая буря внесла свои коррективы: только 14 кораблей и 400 человек достигли заветной земли. Они и основали на южном побережье Гренландии так называемое Восточное поселение. В последующие 10 лет в Гренландию ещё несколько раз прибывали группы поселенцев, часть из которых основала на юго-западном побережье ещё одну колонию — Западное поселение.

Несмотря на то что условия жизни колонистов были весьма суровыми, гренландские аванпосты викингов стали процветать. Число колонистов постепенно росло. По оценке археологов, был период, когда на острове проживало не менее 3 тысяч викингов.

Викинги селились на некотором расстоянии от моря вдоль фьордов, которые напоминали им родные места. Построить ферму в Гренландии было довольно сложно из-за отсутствия крупных деревьев. Источником древесины был практически один плавник. Дома строили из плавника, камня или дёрна. Чтобы обеспечить достаточную изоляцию от суровых морозов, стены некоторых построек делали толщиной 2 м и даже более. Среди раскопанных археологами ферм Западного поселения есть так называемая ферма под песком. Учёные обнаружили здесь много интересных предметов, которые позволяют представить образ жизни викингов в Гренландии. Одно из раскопанных строений оказалось воистину гигантским: чтобы возвести такое сооружение из дёрна, надо было содрать его на площади около 1000 м2. Лето в Гренландии было слишком коротким, чтобы выращивать зерновые, поэтому викинги скорее всего обходились без пива и хлеба. Поселенцы разводили домашних животных — коз, овец и даже коров, забивали их на мясо очень умеренно, в основном используя вторичные продукты животноводства — молоко и сыр.

Первое время поселенцы мало отличались от своих покинутых в Исландии и Скандинавии соотечественников. Они ловили сетями рыбу и охотились на тюленей и оленей. Гренландские викинги изготавливали одежду из шерсти и льна, иногда используя и мех арктических зайцев. Обнаружена также одежда из шкуры бизона и других экзотических материалов — по-видимому, здесь не обошлось без влияния американских племён. Чтобы выжить, колонисты поддерживали торговлю со Скандинавией. В обмен на железо, зерно и лесоматериалы из Европы они предлагали шкуры медведей и полярных лисиц, бивни нарвалов и прочные верёвки из моржовых шкур. Китовый ус также находил спрос у европейских модниц. Предполагают, что гренландские викинги торговали и… живыми медведями. Возможно, что викинги из Гренландии отправлялись за лесоматериалами даже в Северную Америку. Остатки строений викингов в Ньюфаундленде свидетельствуют об их кратковременном пребывании на этом континенте.

В XIV столетии климат в Гренландии стал холоднее. Ледники сползали на земли викингов, принося с собой песок, грязь и гравий. Эти наносы постепенно лишали колонистов пастбищ. «Со временем положение ухудшилось, — говорит археолог Джетт Арнеборг. — Чёрная смерть (чума) косила Норвегию, уничтожив две трети населения. Чума ударила и по Исландии, погубив треть её жителей». Пока нет доказательств, что чума добралась до Гренландии, но на развитии торговли она сказалась несомненно. Колонисты постепенно приспосабливались к новым условиям. В их рационе стали преобладать морепродукты. Учёные выяснили это, исходя из соотношения в костях извлечённых скелетов поселенцев двух различных форм углерода. Оказалось, что ближе к XIV в. в пище гренландских викингов морепродукты стали составлять около 80%.

Похолодание вынудило эскимосов мигрировать ближе к районам, контролируемым викингами. Некоторые учёные предполагают, что викинги могли не только встречаться с эскимосами, но даже жить среди них. Однако никаких подтверждений этому пока не получено. Более вероятно предположение, что викинги стали конфликтовать с коренными американцами: об этом говорят легенды эскимосов. Более адаптированные к суровым условиям Севера эскимосы переносили похолодание гораздо легче, чем викинги. Археологи очень удивились, когда извлекли из могил хорошо сохранившиеся образцы одежды гренландских викингов. Оказалось, что викинги строго следовали европейской моде, им даже не пришло в голову перенять некоторые элементы одежды эскимосов, более приспособленной для выживания на Севере.

Около 1350 г. произошло какое-то таинственное событие: всё население Западного поселения, приблизительно 1000 человек, внезапно исчезло. Норвежский священник из Восточного поселения, посетивший Западное поселение колонии, не обнаружил там ни одной живой души, кроме одичавшего домашнего скота. Не было найдено и трупов! Среди гипотез, объясняющих исчезновение столь большого количества людей, имеются версии о чуме, голоде, нападении эскимосов или даже пиратов, массовом переселении. Однако практически все эти версии перечёркиваются отсутствием трупов и наличием домашних животных. До сих пор нет более-менее подходящего объяснения этой тайны.

Восточное поселение просуществовало до 1500 г. Одним из последних письменных источников викингов Гренландии является запись христианского обряда венчания в церкви в Гвалсее, которая сохранилась до наших дней. Историки считают, что последние викинги Гренландии покинули свою колонию и переселились обратно в Исландию. А по преданиям эскимосов, последние викинги Восточного поселения подверглись нападению пиратов, однако раскопки пока не подтверждают этой истории. В 1540 г. команда исландского корабля уже не обнаружила в колонии ни одной живой души, только останки мужчины в капюшоне. Возможно, это был последний гренландский викинг…

Их тайна до сих остаётся неразгаданной.

 

Читать дальше:
 

Тайны истории - часть 3

Загадки этрусков. Мистерия календарей майя. Жили ли на Земле великаны. Гибель Мохенджо-Даро.

Свитки Мертвого моря

Каким образом Кумранские свитки, найденные в районе Мертвого моря, проливают свет на содержание Библии и историю ее написания
 

Добавить комментарий

2 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.